Логин:
Пароль:
Запомнить
Забыли пароль?
Регистрация


Книгу раскрыли 528 раз
Теория небесных влияний 3
Зарегистрированным пользователям доступна закладка
Возможности в солнце
Как уже было сказано, космоса питаются тремя различными видами пищи, или различными уровнями материи. Человек, например, ест твердую органическую пищу, происходящую из мира Природы, дышит газообразным воздухом своей планеты Земли, и оживляется зрительными впечатлениями отраженного солнечного света. Он питается свободной материей, так сказать, трех космосов, высших для него - Природы, Земли и Солнца. С определенной точки зрения он как бы плавает или плывет в море этих высших материй, и, можно сказать, впитывает в себя среду, в которой живет, как губка впитывает воду.
Чем питается космос Солнца? Этот вопрос мы относим не к взаимоизменениям внутри самой Солнечной Системы, в результате которых существа или материи, задолго до этого выпущенные Солнцем в пространство, могут, в конце концов, вернуться к нему, и в этом смысле питают своего творца. Такое движение - это скорее внутреняя циркуляция внутри огромного солнечного тела.
Какую пищу получает Солнце извне своей системы? Что является свободной материей еще более огромных космосов, которыми оно питается? Если нам позволят довольно неожиданный антропоморфный вывод из нашего человеческого примера, то мы могли бы сказать, что оно ест материю Сириуса, дышит материей Млечного Пути, и получает впечатления благодаря Абсолюту.
Эта последняя идея явно за пределами нашего рассмотрения. О второй же мы имеем некоторые научные данные.
В последние годы наукой все более принимается идея о том, что все пространство Млечного Пути заполнено не пустотой, лежащей между солнцами, а облаками медленно текущего газа - того самого газа, из которого (как теперь считается) эти солнца первоначально сгустились. В 1940 году Литтлтон и Хойл развили эту идею, предположив, что эти солнца, "проделывающие туннели" - по их описанию - в этом газе, вбирают в себя среду, через которую проходят, оставляя за собой след пустоты. Межзвездный газ всасывается, как они говорят, в наше Солнце, и используется там, то есть становится составной частью солнечной массы.
Это, конечно, является точным описанием существа, дышащего средой, через которую оно проходит. Ведь и о человеке можно сказать, что он "проделывает туннели" в воздухе, всасывая его в себя при ходьбе или беге.
Хойл далее предполагает, что из залежей угля на Шпицбергене в Антарктике, которые указывают на когда-то существовавшую около полюсов тропическую растительность, следует, что Солнце в те времена было немного теплее, чем сейчас. А также что великий ледниковый период мог быть результатом небольшого уменьшения его температуры. Он связывает это с большим или меньшим поглощением межзвездного газа, то есть, с глубоким или поверхностным "дыханием". Таким залежам угля от ста до двухсот миллионов лет. Если мы обратимся к нашей таблице космических времен, мы увидим, что такой период представляет собой порядок солнечного дня. И объединив нашу мысль с мыслью Хойла, мы можем предположить, что различия, о которых он говорит, связаны с тем основным изменением в природе дыхания любого существа, которое происходит между ночью и днем, между состояниями сна и бодрствования.
Однако, главное в этой идее о космическом "питании" то, что Солнце относится к Млечному Пути, как человек к Земле, и оно относится к Абсолюту, как сам человек к Солнцу.
Различные наблюдения поддерживают это первое отношение. Мы видим поверхность или плоскость Млечного Пути (и это все, что мы можем в нем увидеть), населенную миллионами солнц, как мы видим поверхность Земли, населенную миллионами людей. Эти солнца вращаются вокруг оси галактики, как люди вращаются вокруг оси Земли. И они, как можно теперь сказать, дышат атмосферой галактики, как люди дышат земной атмосферой.
Таковы материальные значения этого сравнения. Но что можно сказать о метафизических? Мы уже видели, что по отношению к человеку Солнце обладает наибольшими божественными свойствами всемогущества, вездесущности, вечности, творения, питания и разрушения. Что мы скажем тогда об Абсолюте, который так же божествен для Солнца, как Солнце для нас, который представляет собой как бы божественность в квадрате? Если кто-нибудь боится, что подход к вселенной с точки зрения физики может принизить его понятие о Боге, пусть он поразмышляет вот о чем - что наиболее бесконечная божественность, которой он может молиться, является лишь крупинкой для Абсолюта Всего.
Вместо этого давайте лучше снова спросим: Что есть Солнце по отношению к человеку? Другим ходом рассуждения мы заключили, что Солнце содержит для человека все возможности. Теперь мы можем исследовать значение этого утверждения более детально.
Это общий принцип, что чем разреженнее и тоньше материя, тем больше количество содержащихся в ней возможностей. Мы сказали, что философски Абсолют должен по определению содержать 1все0 возможности. И по мере спуска по шкале миров, на каждом уровне количество возможностей, содержащихся в материи, уменьшается.
Когда мы доходим до знакомого уровня элементов Земли, возможности уже ясно определены и ограничены. Атом железа содержит в себе возможность соединения с другими атомами для образования целой серии молекул - он содержит в себе возможность быть объединенным в сталь, ржавчину, в вещество, закрепляющее краску, и даже изюм или человеческую кровь. Но он по природе своей не содержит возможности стать атомом меди. Это является определенным ограничением возможности, принадлежащим уровню Земли. Подобно этому, атомы углерода, кислорода, азота и водорода в своих соединениях содержат возможности всей живой материи. Но они не содержат возможности стать друг другом. На Земле один элемент по своей природе не содержит возможности другого элемента.
Когда мы опускаемся на другой уровень к миру и шкале человека, мы обнаруживаем, как в свою очередь становятся закрепленными молекулы. Молекула дерева содержит в себе возможность быть включенной в частичку стола или частичку карандаша, но она 1не0 содержит возможности стать молекулой масла, даже при том, что составные части этих молекул могут быть одними и теми же.
Наблюдая условия на нашем спутнике, Луне, мы, как кажется, видим неподвижный низший мир, где для нашего восприятия ничто не содержит вообще никаких возможностей. Ничто не может измениться ни во что другое, а обречено оставаться вечно тем же, что оно есть. Это антитезис Абсолюта, конец творения, тьма внешняя.
Возвращаясь теперь к процессу, который мы, кажется, обнаружили на Солнце, мы видим намного больший диапазон существующих там возможностей, нежели тот, с которым мы знакомы на Земле. Там один элемент может измениться в другой. На Земле можно оставить атом железа на всю ночь в уверенности, что он до утра останется тем же атомом железа. Все в нашей жизни и восприятии построено на этой аксиоме. Но на Солнце это уже не истина. Там то, что является в один момент атомом углерода, в следующий - атом азота, в третий - атом кислорода. Один элемент содержит в себе возможность другого элемента. Мы можем даже рискнуть сказать, на основе изучения принципа атомной цепной реакции, что атом водорода содержит в себе возможность всех других элементов.
Теперь становится ясно, что именно пытался сделать человек в своих усилиях расщепить атом. Работая с ураном, ему удалось отколоть один электрон от атома, имеющего неестественную, почти патологическую плотность. Но даже это освободило энергию несравнимо большего масштаба, чем он мог себе представить. Используя полученную таким образом энергию как пусковой механизм, он затем старался заставить атомы водорода соединяться для образования атомов гелия, вырабатывая в точно таком процессе, который мы описали, практически неограниченную энергию. Что на самом деле он пытался сделать - это ввести на Землю явление, которое вообще Земле не принадлежит, а принадлежит природе Солнца. Водородная бомба заключала в себе действительное сотворение на Земле миниатюрного Солнца. Результат этой черной магии мог быть только один - полное опустошение и низведение всего живого до инертного материала на совершенно новой шкале. Этот процесс также звучит знакомо. Человек проституирует солнечную силу, чтобы произвести мертвую землю. Форма низводит дух до материи. Такой процесс может быть только преступлением.
Стараясь использовать атомную энергию, то есть стараясь открыть способ изменения одного атома в другой, человек искал вход в мир, где материя содержит все возможности. Вероятно, существует и некий законный вход в такой мир. Если бы человек мог сохранить индивидуальое сознание, когда его материя возвращается в электронное состояние, он получил бы свободный вход в такой мир. И как представляется на основе сделанных ранее выводов, эта возможность связана с проблемой смерти, и тайной смерти.
Но, очевидно, существует и незаконный способ приблизиться к такому миру. Это относится к использованию научных законов без совершенствования человеческого сознания и бытия. Такое приближение, по самой природе задействованных сил, может вести только к гибели.
Однако на шкале Солнца даже это не имеет значения. Мы должны понять, что там, в солнечном мире, ничто из того, что мы считаем неподвижным, таковым не является. Все, что нам видится постоянным, там - преходяще, тогда как то, что мы видим как преходящее, там - вечно. Это означает, что для нас Солнечный Мир непостижим. В нем содержатся бесконечно большие возможности, чем существуют в любом мире, который мы знаем или можем вообразить. В самом деле, если мы вспомним ранее установленное отношение между космосами, что если мир природы содержит время человека, а мир земли его возвращение, то солнечный мир должен представлять для него шестое измерение, то есть Солнце содержит для него все возможности.
Выйдите на улицу и посмотрите на Солнце в небе. Почему вы ослеплены? Почему вы не можете определить или описать, что вы видите? Почему это впечатление несравнимо ни с чем, что вам знакомо? Это потому, что вы смотрите сквозь дыру в нашей трехмерной декорации, вовне в шестимерный мир.
Материя Солнца или электронная материя находится за пределами формы и за пределами времени. Она даже за пределами возвращения формы и повторения времени. По отношению к нашему миру она бессмертна, вечна и всемогуща. И все, что его творения могут испытать или понять, является лишь ограничением его безграничных возможностей.
6 Гармония планет
Планетные октавы
В четвертой главе соединенные влияния всех планет рассматривались как одна сила. Теперь нам нужно увидеть, как отражения отдельных планет, постоянно обращающихся вокруг Солнца каждая по своему ритму, и так же постоянно изменяющих свое отношение ко всем остальным планетам, соединяются для того, чтобы создавать в каждый новый момент новую ситуацию и новое настроение. Ранее мы старались наблюдать из такого места, где время не двигалось, и где прошедшее и будущее миров было неизменным и неподвижным. Но когда мы рассматриваем влияние планет на людей и природу, мы вновь оказываемся в мире нашего собственного восприятия, а здесь ключом к пониманию является как раз то чувство, что все движется, все сменяет друг друга, сливается, разделяется и соединяется заново, все преходяще и изменчиво.
В данный момент нас интересует точка зрения Земли. Для существа на поверхности Земли известные орбитальные периоды планет - хотя обладающие гармонией и значимостью по отношению к Солнцу - не имеют какого-то особого значения. Что важно в их отношении к Земле - это именно то, что важно для зрителя на скачках: не маневры лошадей вокруг трека, а их относительное положение на финише.
Предположим, что каждая планета отражает какое-то влияние некого постоянного вида и интенсивности, например, магнетизм. Для чувствительных к этому влиянию существ на Земле оно должно различаться не в соответствии с положением планеты на ее собственной орбите, но в соответствии с ее расстоянием от Земли, скоростью, с которой она приближается к Земле или удаляется от нее, и, самое главное, углом, под которым она светит на поверхность Земли.
Если говорить о сиянии, это различие известно каждому деревенскому жителю, который наблюдает ночное небо в разные времена года. Яркость Венеры и Юпитера варьируются в течение года на целую звездную величину (2 1/2 раз), тогда как Марс в пятьдесят раз ярче в одном своем аспекте, чем в другом. Влияние магнетизма варьируется подобным же образом.
Поэтому периодичность влияния какой-либо планеты на Землю должна следовать времени, необходимому этой планете, чтобы вернуться с Землей в то же отношение. Как мы видели в предыдущей главе, все явления в природе являются произведением трех сил - Солнца, планет, Земли. Если взять за пункт отправления тот момент, когда Солнце, Земля и данная планета находятся на прямой линии, то циклом этой планеты будет время, которое пройдет до того, как такое совпадение произойдет снова. Другими словами, это интервал между повторяющимися моментами одинакового действия этих трех сил.
Но кроме этого существуют большие и меньшие соединения сил в небе и боЇльшие и меньшие совпадения. Тогда как вообще сила планетного влияния будет следовать периодичности ее простого совпадения с Солнцем, ее точное положение в небе повторится только тогда, когда Земля, планета и Солнце встанут в то же самое отношение к Млечному Пути или зодиаку. Поскольку о положении Солнца по отношению к зодиаку мы узнаем по последовательности времен года, то, следовательно, это полное отношение повторяется только тогда, когда планетное совпадение снова происходит в то же самое время года, как это было вначале. Каждая планета имеет, таким образом, двойной ритм влияния - меньший цикл совпадения с Солнцем, включенный в больший цикл, в котором это совпадение еще более подчеркивается возвращением к тому же отношению с зодиаком.
У каждой планеты большой цикл составлен из определенного и различного количества малых циклов. И как мы позже увидим, вся комбинация этих циклов образует особую математическую или нотную запись.
Мы можем составить таблицу меньших и больших совпадений в соответствии с тем, какое планетное влияние будет, как ожидалось бы, усиливаться или ослабевать: 
25. Теоретическое совпадение, основанное на среднем орбитальном периоде их главного скопления.
Меркурий и Венера, таким образом, повторяют свое максимальное воздействие каждые 8 лет, Астероиды каждые 9 лет, Юпитер каждые 12 лет, Марс каждые 15 лет, и Сатурн каждые 30 лет. Если эти различные ритмы наложить друг на друга, мы получим очень интересный ряд соразмерных периодов, развивающихся во времени, каждая стадия которого отмечена большим совпадением одной или более планет. 
Для внутренних планет мы в дополнение находим еще один, более краткий по времени ряд, основанный на этот раз не на их большем совпадении с солнцем или зодиаком, но на их меньшем совпадении с солнцем и луной. Этот второй ряд более естественно измеряется в лунных месяцах (29 1/2 дней), чем в солнечных годах.
Мар.х3 Мар.х6
Вен.х4 Мар.х4 1/2 Вен.х8
Аст.х5 Вен.х5 Вен.х6 Аст.х19
Мер.х20 В.х4 1/2 Мер.х25 Мар.х4 Мер.х30 Мар.х5 В.х7 1/2 Мер.х40
Лунные 80 90 100 106 2/3 120 133 1/3 150 160
месяцы
Дни 2340 2632 1/2 2925 3120 3510 3900 4387 1/2 4680
Ноты до ре ми фа соль ля си до
26.В этом втором ряду, Юпитер и Сатурн тоже, по-видимому, принимают участие, но в виде совместного влияния, работающего с циклом 390 дней. Каждые 390 дней эти две планеты возвращаются к главному отношению с Землей, и составляют одинаковые углы с Землей и Солнцем - то есть их влияние уравновешивается. Такой цикл совпадает не менее чем с пятью из восьми ступеней этого ряда - до (х6), ми (х7 1/2), фа (х8), соль (х9), до (х12). Любопытный факт, подтверждающий это, будет затронут далее в Главе 11, "Человек как Микрокосм".
Этот второй ряд является точным повторением первого, просто все цифры умножены на три и одну треть. Эти две странные и неправильные прогрессии, хотя и кажутся различными, в сущности являются одной и той же. Более того, обе они принадлежат к тому гармоничному ряду, который мы уже раньше встречали.
Потому что есть одна ассоциация, по которой ряд 24, 27, 30, 32, 36, 40, 45, 48 нам уже знаком. Эти цифры, взятые как вибрации, представляют относительные значения основной музыкальной гаммы. Старинные предания говорят нам, что эта музыкальная гамма, приписываемая легендой пифагорейцам, была изобретена специальной школой астрономов и физиков, 1чтобы0 отразить музыку сфер.
Теперь нам ясно, что это не легенда, но реальный факт. Октава или музыкальная гамма - это приспособленная к человеческому слуху запись этой гармонии планетных циклов, которая в свою очередь является отражением великого закона, управляющего развитием всех процессов во вселенной. 1270
27. Смотрите приложение III, "Теория Октав".
Во взаимодействии всех этих, принятых нами за случайные, движений, теперь обнаружились две совершенно отдельных и музыкально совершенных октавы, вечно развивающихся в жизни человека на земле и истории человеческого рода. Более того, если вспомнить и приложить огромный коэффициент, который отделяет человеческое время от времени и восприятия Солнца, -28. мы увидим, что эта гармония планет должна действовать на этот божественный слух так же, как на человека действуют звуки музыки. Между человеческим и солнечным временем лежит 36 октав; точно такой же интервал отделяет вибрации человеческой музыки от колебаний планетных движений. Движения планет в буквальном смысле играют музыку для Солнца.
28. 80 000 000 000 раз - смотрите Приложение II, "Таблица Времен и Космосов".
Значение гармонии
Что мы старались сформулировать таким образом - это периодическое возвращение всего цикла влияния каждой из планет, и отношение этих циклов друг к другу. Однако, в пределах цикла влияние каждой из планет усиливается и ослабевает весьма индивидуально. Мы уже видели, что это различие может быть измерено тремя способами. Один из этих способов, который мы отложим на время, относится к различиям в ее влиянии на разные части Земли в отдельно взятый момент времени. Два других способа измерения - через изменение расстояния планеты от Земли, и через изменение ее скорости по отношению к Земле - относятся к ее влиянию на Землю в целом.
Амплитуда расстояний планеты от Земли зависит, главным образом, от близости к Земле ее орбиты, потому что чем ближе она подходит к Земле, тем больше контраст между ее совпадением с ней и противостоянием. Мы уже говорили о непостоянстве в сиянии планет как результате этого; соседний с нами Марс изменяется в сиянии в двадцать раз больше, чем удаленный Юпитер. Но поскольку внутренние планеты, по причине фаз, светят не в прямой пропорции к их расстоянию, то измерять планетное воздействие по одному лишь свету представляется сомнительным.
Как мы сказали ранее, истинное влияние планет на Землю почти определенно имеет магнитную природу; а магнитная сила варьируется прямо пропорционально заряду магнита и обратно пропопрционально квадрату расстояния между ними. Если мы предположим заряд планеты пропорциональным ее массе, умноженной на орбитальную скорость, тогда мы сможем сделать некоторые интересные вычисления об относительном магнитном влиянии различных планет на Землю, и изменениях в этом влиянии.
Если, например, мы берем магнитное влияние Луны на Землю как приблизительно равное 5000 ампер, тогда среднее влияние Юпитера будет около 900 ампер, Венеры - 600 ампер, Марса - 60 ампер, Сатурна - 40 ампер, и Меркурия - 20 ампер. 129.0
29. Смотрите Главу 3,II, и Планетные таблицы, Приложение IV (е). Влияние Урана и Нептуна на этой шкале будет всего лишь плюс минус один ампер.
С другой стороны, диапазон изменения влияния будет у разных планет весьма различным. Марс в своей наибольшей силе будет сильнее Венеры, а в самом слабом своем аспекте - таким же слабым, как Уран: его влияние на одном краю будет не менее 80ти раз больше, чем на другом. Влияние Сатурна будет вдвое больше на максимуме, чем на минимуме, тогда как влияния Урана и Нептуна останутся практически неизменными.
Человек устроен так, что он замечает все виды изменений и перепадов, в то время как постоянные условия остаются для него незаметными. Городской житель занимается своими делами, не замечая постоянного шума уличного движения, но его вдруг резко раздражает радио на улице, то ревущее, то смолкающее попеременно. Так же, вероятно, и человечество активно реагирует на беспокоящие изменения Марса или Венеры, оставаясь более или менее безразличным к влиянию Сатурна, Урана и Нептуна, хотя они могут быть намного сильнее и благотворнее. Это не вопрос 1действительного0 воздействия, но ощущения его. Позже мы увидим, что если существует много доказательств периодичности природных аспектов насилия и воспроизводства, таких как война, изобилие или голод, то циклы в сфере мысли и желаний различаются гораздо труднее и воздействуют на намного меньшее количество людей. Изменение в расстоянии, таким образом, является показателем степени нарушения покоя.
Другой вид изменения, о котором мы говорили, состоит в изменении скорости планеты по отношению к Земле. Она проще всего измеряется при помощи угла, который планета составляет с Землей и Солнцем. Когда Солнце, планета и Земля стоят на одной линии, то планета движется параллельно Земле и, таким образом, неподвижна по отношению к ней. С другой стороны, если Солнце, планета и Земля образуют прямой угол, то планета приближается или удаляется от Земли на своей максимальной орбитальной скорости. Скорости между этими двумя крайними точками будут пропорциональны образованному углу. Но прямой угол может быть образован только с внутренними планетами. Для внешних планет максимальный угол будет всегда меньше 90 градусов, и с удалением планетной орбиты будет постоянно уменьшаться.
Отсюда два вывода. Чем ближе находится планета к Солнцу, тем больше ее возможная скорость по отношению к Земле; и, следовательно, тем больше изменение в этой скорости. Меркурий может приближаться к Земле со скоростью 30 миль в секунду, он может быть неподвижен по отношению к Земле, или удаляться от нее с такой же огромной скоростью. Нептун, напротив, может в своей скорости изменяться по отношению к Земле лишь между неподвижностью и одной десятой мили в секунду. 130.0
30. Смотрите Таблицы планет, Приложение IV (d)
Чтобы понять действие этого изменения, мы вообразим лежащего в постели человека, беспокоемого кружащими по комнате комарами. Степень опасности он инстинктивно будет различать по повышению и понижению тона комариного зудения. Так как когда скорость приближающегося насекомого прибавляется к вибрациям его ноты, они сжимаются и становятся резче, а когда вычитается, они растягиваются и стихают. Точно так же основная нота Меркурия будет изменять свою высоту, и мы можем принять это впечатление неустанности и нервности, производимое комариной песней, как некий образ влияния этой планеты. 131.0
31. Если заменить высоту тона на оттенки света, то получится метод, которым измеряется приближение или удаление далеких звезд ("красное смещение").
Если каждая планета издает определенную ноту или, как показали выводы из нашей электрической аналогии, некую энергию, трансформированную для определенной цели, эта нота или энергия в пределах цикла этой планеты будет подвергаться двум изменениям. Первым будет изменение громкости, зависящее от расстояния. Вторым будет изменение высоты тона , зависящее от относительной скорости. Марс и Венера имеют самый широкий диапазон громкости; Меркурий и Венера самый широкий диапазон высоты тона. Тогда как и по высоте тона, и по громкости дальние планеты остаются постоянными, звуча в общей гармонии неизменным низким басом.
Кроме того, нужно учесть еще одно изменение. Если мы сравним данные выше цифры совпадений с астрономическими эфемеридами положений планет, то обнаружим, что они отнюдь не точно соответствуют друг другу. Планеты движутся немного быстрее или медленнее. За 8 лет Венера подходит к своему главному совпадению на 2 1/2 дня раньше. Марс за свой 15-летний цикл экономит 26 дней, тогда как Юпитер за свои 12 лет тратит лишние пять дней, а Сатурн 8 1/3 за свои 30. Как часы они были бы не очень точными. Марс, наименее точный, спешил бы на семь минут в день; Венера спешила бы на минуту, а Сатурн на минуту отставал бы; тогда как Уран был бы точен с погрешностью лишь _ 3 секунды. Таким образом, помимо изменений в высоте тона, производимых изменениями в скорости, каждая планета сама по себе звучит невоспринимаемо глухо или звонко.
Само это несовершенство, однако, кажется замечательным. Потому что ничто в природе не является неизменно точным. И если закон октав заботится об общей модели и огромном большинстве, то всегда существует щель, небольшая лазейка, оставленная для исключения и изменения. Без этого космос был бы пугающей и жесткой железной конструкцией. Но будучи живым, он имеет запас эластичности. Допустимая разница невелика, как та, что между пианистом, который играет с пониманием рубато и другим, играющим с механическим совершенством. Но за эту одну тысячную секунды, составляющую все различие, многое может произойти на другой шкале. 132.0
32. Тот принцип, что гармоничная мелодия не является строго математической, известен, конечно, западной музыке и сформулирован И.С.Бахом в "Хорошо темперированном клавире" (1726-44).
Из всего этого возникают два основных вопроса. Первый о том, каким образом это усиление и ослабление влияний планет может воздействовать на человека. Второй касается истинного значения октав.
Итак, первое, какие последствия для человеческих существ имеет то, что Юпитер снова светит сегодня с той же интенсивностью и с тем же отношением к солнцу и звездам, как и 12 лет назад?
Мы знаем по собственому опыту то влияние, которое оказывает на все живые существа и даже на морские приливы и отливы периодичность Луны, а также и периодичность Земли, приносящая времена года и их влияния. Поэтому нетрудно понять, что и другие планеты также управляют внутри нас некими циклами, равными их синодическим периодам; а также, что эти циклы устанавливают соответствующие ритмы в определенных органах тела - как, например, лунный цикл в женских яичниках. На данный момент мы можем считать это не более чем гипотезой. Позже мы найдем этому больше доказательств.
Пока мы можем просто вообразить эти самые органы как приемники, каждый из которых настроен на длину волны одной из планет, и таким образом, изменяющийся в силе своего действия с периодичностью влияния этой планеты. Вся сложность человеческой жизни происходит, поэтому, из того, что все эти различные ритмы накладываются друг на друга, нейтрализуют, подчеркивают или изменяют друг друга - и в то же время производят совместное "биение", иногда заметное, а иногда нет.
За последнее время было много интересных работ о циклическом характере многих биологических и человеческих явлений - 9 2/3-летний ритм плодовитости животных, 18-летний ритм строительной деятельности, 54-летний цикл использования человеком природной энергии и форм общественного устройства. 33.
33. Ellsworth Huntington: "Mainsprings of Civilization", 1954. E.R. Dewey and E.F. Dakin, "Cycles", 1947. Эти ритмы распознаются как по отдельности, так и в различных сочетаниях. Например, отдельные 3-летний и 4-летний ритмы, действуя совместно, образуют 12-летнюю повторяющуюся модель. 8-летний, 7-летний, 12-летний, 15-летний и 30-летний циклы, наложенные друг на друга, создают модель режима, повторяющуюся каждые 360 лет, и так далее.
Позже мы постараемся показать, что наиболее устойчивые ритмы на самом деле совпадают с планетными циклами. Но пока мы можем только сказать, что если существует возможность, что некая планета может влиять на некий орган в одном отдельном человеке, то кажется бесспорным, что то же совпадение может активизировать этот орган в миллионах людей, производя волны деловой активности или депрессии, циклы войны, периодические колебания рождаемости, и так далее.
Две проходящие мимо планеты могут устанавливать определенное космическое напряжение, под влиянием которого людям на Земле невольно начинает казаться, что они должны сражаться, убивать друг друга и геройски погибать в течение многих лет подряд. Если планеты вообще управляют людьми, они беспристрастны к отдельным личностям, и можно было бы спросить - разве могло бы, при данном общем состоянии человеческого бытия, одновременное возбуждение во всех людях желез страсти получить какой-то другой выход?
Но - придаем ли мы какое-либо значение этим циклам или нет - мы по-прежнему видим эту неизменную гармонию, создаваемую их соединением. Эти совершенные и вечно-измняющиеся октавы наполняют любого из нас вместе и трепетным восхищением перед тонкостью и совершенством космического порядка, и удивлением, что человеческое восприятие может оставаться о нем в неведении.
Мы сказали, что эти планеты, в качестве отражателей и трансформаторов жизненной силы, символизируют форму, цвет, качество и функцию. Но каждая из них означает различную форму и различную функцию. И мы видим теперь, как посредством этого гармонического закона их последовательности одна форма должна со временем уступать место другой, одна функция - следующей.
Фактически мы нашли архетип развития всех прогрессий. Каждая последовательность во времени или плотности - будь это звучащие ноты музыкальных гамм, видимые цвета спектра, или осязаемый рост органических форм - следует в прямом соответствии с этой октавой. Все прогрессии и процессы на земле, вызванные к жизни тремя силами творения, протекают и возобновляются по этому закону последовательных влияний.
Если последовательность планет, в их огромном марше через время, звучит нотами бесконечных октав, то мы можем быть уверены, что самые кванты света в их незримом путешествии делают то же самое. Природа, человек, насекомое и клетка - все движутся во времени и проживают свое существование в пределах этой гармоничной модели. Так же неизбежно, как время движется вперед, так одно влияние следует за другим, и то одна, то другая сторона человека или процесса возбуждается этой ритмической последовательностью. Так же как ми следует за ре, так желтый должен следовать за оранжевым, рождение за беременностью, а за мартовской вспашкой апрельские ростки. Никакая сила на земле не может изменить эту неизбежную последовательность, или заменить это разнообразие монотонностью какой-то одной правды.
Все возможные вариации на любую тему происходят из этой последовательности. Жизнь является идеей Солнца. Но шкала живых существ - металлов, минералов, растений, червей, животных и человека - являются планетными формами. Металл в свою очередь является идеей - но свинец, ртуть, золото, серебро, цинк, медь и железо - являются ее планетными вариациями. И как мы видели из нашей октавы, каждая вариация имеет свой час, и каждая улица - свой праздник.
И именно поэтому человек, стремящийся для своей собственной цели сохранить навсегда одну ноту или одну грань понимания, обречен на разочарование. Именно поэтому процесс, который он начинает, изменяет свою природу прямо у него на глазах и в его собственных руках. Потому что если одна планета сегодня движет его сердцем, другая завтра будет влиять на его разум, а послезавтра третья влиять на его страсть. Гуманистическое движение, которе он предпринял под влиянием Юпитера, становится схоластическим под влиянием Сатурна и кровавым под влиянием Марса. Небеса играют гаммы на своей клавиатуре, и ему ничего не остается, как только звучать нотами, к которым они притрагиваются.
Но мы ошибемся, если будем ощущать действие этой последовательности как идущее целиком против законных человеческих желаний. Закон октав является существенной частью структуры вселенной, и применяется к каждой ее части и к каждому процессу. Именно ему обязано своим существованием невероятное богатство цветов, форм, характеров и функций, которое восхищает человека и всегда вызывает в нем новые устремления и новое понимание.
Поэтому мы бы ошиблись, если понимали бы идею последовательных влияний каким-то моралистическим образом, или видели в ней железный и непоколебимый детерминизм. Потому что переход от одного влияния к другому означает, что у человека отнимается не только то, что он хочет сохранить, но также многое, от чего он хочет избавиться. Это то, что приносит весну, когда холод и темнота зимы становятся нестерпимы; это то, что приносит Ренессанс, когда средневековая доктрина становится невыносимо косной. И когда человеку - совершенно справедливо - кажется, что ничто из того, что он изобретает, не может спасти его от безумия собственной разрушительности, это то, что убеждает его, что небеса сами должны со временем пробудить другую сторону его природы, и принести ему какую-то новую и пока еще непредставимую возможность.
Вечно-изменяющаяся гармония планетных ритмов, таким образом, дает нам два урока: первый, что история всегда повторяется, и второй, что история никогда не повторяется. Потому что хотя каждый цикл и возвращается с точностью, позволяющей вычислить эфемериды на три года вперед, и хотя можно с уверенностью ожидать того же побуждения к воспроизводству или войне, к теоретизированию или самоубийствам, тем не менее всегда какой-то другой цикл, пересекающий его как-то по-другому, придает сцене некий новый оттенок и другие возможности. И даже когда, в конце веков, все планетные ритмы снова вернутся в то же самое общее совпадение, то и тогда незначительное опережение одной и опоздание другой не допустят точного возвращения к тому, что было раньше. И даже выше этого, вся Солнечная Система будет находиться в другом отношении к центру Млечного Пути, и получать от него некое неощутимо новое влияние, которое, как едва слышная музыка за сценой, может изменять все отношение зрителя к пантомимической пьесе огней.
Все возвращается вновь и ничто не возвращается вновь. Потому что если бы великие совпадения действительно повторялись с точностью, тогда все было бы таким, как раньше. Через 2147 лет тот же самый Александр, учившийся у того же самого Аристотеля, повел бы тех же самых греков против тех же самых персов, и пересек бы те же самые пустыни и долины, камень за камнем, к тем же самым сказочным индийским княжествам. Создатель вселенной не так прост. Возможно, другой Александр, но какой расы, с каким образованием? Может быть, другой поход на Восток, но с каким оружием и с какими намерениями? Может быть, другой триумф в Египте - но кто играет роль, и каковы ее форма и смысл? 33а.
33а. Этот период перехода через один зодиакальный знак точно отделяет Александра от Наполеона.
Вселенная проста только для гадалки. Человек может просчитать ту или иную возможность, и в чем-то самом малом или самом общем оказаться правым. Но как ни развито его предвидение, у судьбы всегда есть в запасе другой фактор. Небеса должны всегда оставлять вход открытым - просто потому, что они бесконечны.
Циркуляция света: видимая и невидимая
Если мы рассматриваем Луну и планеты по отношению к Земле (а мы никогда не должны забывать, что это единственная точка наблюдения, с которой всегда проводилось научное изучение Солнечной системы), то оказывается, что они сами по себе разделяются на три группы: а) Видимые невооруженным глазом, внутри орбиты земли -
Луна, Меркурий, Венера. b) Видимые невооруженным глазом, за пределами орбиты зем ли - Марс, Юпитер, Сатурн. c) Не видимые невооруженным глазом, за пределами орбиты земли - Уран, Нептун, Плутон.
Если нам возразят, что человеческое восприятие представляет весьма произвольный критерий для классификации, мы ответим, что на самом деле он не так произволен, каким его склонны считать ученые. Как мы установили в Главе I, человек является космосом, и его времена и восприятия несут определенное космическое отношение к временам и восприятиям больших и меньших космосов. Поэтому его восприятие, посредством самих своих ограничений, разделяет все явления не случайным, а неким особым, имеющим определенное значение, образом. Например, не случайно, что все движения органического роста и все движения небесных тел остаются просто за рамками его восприятия, невидимыми для него. Это автоматически следует из временного отношения космоса человека как к космосу Природы, так и к космосу Солнечной Системы.
Таким образом, чтобы открыть свое истинное место и возможности во вселенной, человек должен вернуться к критическому изучению его собственного, ничем не усиленного, восприятия. Оно покажет ему, чем он является, и откуда он может начать. Потому что телескопы, микроскопы, спектроскопы, радио, радар, кино и так далее являются на самом деле механической имитацией высших человеческих способностей, которые еще не используются. Их опасность в том, что они могут загипнотизировать его и внушить, что он уже обладает этими высшими функциями, и таким образом, убедить его, что положение его совсем не таково, как на самом деле. Из такого воображения о самом себе он никогда не сможет продвинуться дальше.
Поэтому во всей этой книге приводятся доказательства, построенные лишь на основе собственно человеческого восприятия. И так сильна в нашу эпоху власть над умами теоретической науки, что во многих случаях такое возвращение к прямому восприятию может выглядеть как суеверие.
Давайте посмотрим, к чему ведет наше разделение планет на видимые и невидимые. Во-первых, "видимость" и "невидимость" выражается по-разному. Например, планеты, известные еще древним, являются не только физически видимыми, но их планеты повторяют свои циклы несколько или много раз за время одной человеческой жизни, и поэтому они могут быть изучены одним человеком со всех их сторон. Напротив, Уран, Нептун и Плутон находятся не только за пределами человеческого зрения, но их временные циклы (соответственно 84, 164, 248 лет), находятся за пределами человеческой жизни. При этом Уран лежит лишь ненамного дальше обычного человеческого видения, и даже может быть виден человеку с острым зрением, так же как его цикл выходит ненамного за рамки человеческой жизни, и может на самом деле уместиться в жизнь достаточно долго живущего человека.
Поэтому мы можем с полным основанием думать о традиционных "видимых" планетах как об октаве, а о дальних "невидимых" планетах как о начале некой второй октавы; таким же образом, как традиционные "видимые" цвета образуют одну октаву вибраций, а дальнейшее "невидимое" ультра-фиолетовое излучение - начало следующей. Позже мы увидим, что даже в пределах этой видимой октавы существуют определенные интервалы, которые "невидимо" заполняются, - как, например, Астероидами.
Поэтому расположение планет можно изобразить в виде круга. Более того, эта расстановка планет в одну видимую и одну невидимую октаву не является единственно присущей лишь человеческим существам на Земле, но вытекает из отношения между любыми существами человеческой шкалы и Солнечной Системой как целым, независимо от того, какую часть ее они могут населять. Например, для человеческого восприятия на Марсе Меркурий совершенно исчезнет в блеске Солнца, тогда как вместо него Уран почти определенно станет видимым. Для человека, находящегося на Юпитере, Венера уйдет в невидимость вслед за Меркурием, но, в свою очередь, войдет в его поле зрения Нептун. Таким образом, для космических существ на человеческой шкале в любой части вселенной будут, вероятно, видимыми пять планет и один или несколько спутников, а все остальные невидимыми. И в результате наш круг представляется общеприменимой схемой, отдельные точки которой при взгляде с других планет будут принимать другое значение.
Рисунок 6. Октава планет
(подчеркнутые - невидимы)
В небе каждой из планет, таким образом, будут видимыми пять главных тел или группа из семи тел - Солнце, Спутник(и) и пять других планет. Эти семь, видимые с нашей Земли, конечно, Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн. Между ними существует единая циркуляция света. Потому что именно отражение одного и того же солнечого света и делает их всех одновременно видимыми, а отсутствие этого отражения делает Уран и Нептун невидимыми нам, и таким образом выводит их за пределы этой отдельной циркуляции.
Эта циркуляция света является движением от максимального сияния, которое нам известно - от Солнца - к невидимости, и обратно к сиянию снова. Все части Солнечной системы постоянно задействованы в такой пульсации от темноты к сиянию; как все части человеческого тела постоянно задействованы в пульсации между несущими кислород артериями и лишенными кислорода венами. Но как работает эта циркуляция? Солнце испускает свет так же, как сердце качает кровь. Но что происходит потом? В чем проявляется эта пульсация излучения и темноты?
Давайте добавим к кругу, показывающему семь видимых небесных тел, цифры, представляющие их среднюю звездную величину. А затем соединим сперва внутреннюю, а затем наружную группу в порядке возрастания яркости.
Если мы теперь соединим две самых ярких точки, представляющих Луну и Юпитер, и две наименее ярких точки, представляющих Сатурн и Меркурий, и если мы отметим точку пересечения, представляющую на первой линии точку максимального известного нам сияния, т.е. сияния Солнца (-27.6 вел.), а на второй линии точку невидимости (вел.6), мы найдем, что вся цифра (142857) стала теперь некой законченной скользящей шкалой яркости.
Рисунок 7. Циркуляция света
(звездные величины)
Начав от точки невидимости и продвигаясь к Сатурну, мы поднимаемся через весь возможный диапазон небесного сияния, пока не доходим до сияния Солнца; затем, перейдя за Солнце, мы вновь спускаемся к точке невидимости, с которой начали. Затем мы можем нанести на эту линию увеличение и уменьшение звездной величины различных планет, описанное в предыдущей части, и таким образом, показать их индивидуальное движение назад и вперед в пределах этой общей циркуляции. И наконец, мы видим в пересечении этих двух линий, как максимальная яркость на одной линии совпадает с невидимостью на другой, то есть, как все планеты должны исчезать из виду при совпадении с Солнцем.
Эта же самая цифра показывает, если мы можем прочесть ее, направление развития каждой из планет. Мы видим, например, как Меркурий появляется из невидимости, созданной Солнцем, тогда как Сатурн движется в невидимость, создаваемую расстоянием. Мы видим, как Юпитер сам развивает в себе излучение, подобное солнечному, тогда как Луна является недавним отпрыском этого солнечного излучения.
На самом деле эта странная цифра - 142857 - может объяснить нам бесконечно многие вещи, потому что в ней мы натолкнулись на математическую загадку, скрывающую один из фундаментальных законов вселенной. Когда единство делится на семь, то в результате получается эта периодическая бесконечная десятичная дробь - 0,142857. И когда полный космос разделен на свой жизненный принцип и шесть функций, то отношение между ними представляет именно последовательность этой цифры.
Если напрмер, мы рассматриваем эту дробь как состояющую из шести различных величин, следующим образом -
0,1
0,04 
0,002 
0,0008
0,00005
0,000007
–Это мы получаем ряд, который, кажется, представляет относительную массу органов, управляющих различными функциями в любом космосе. Это та последовательность, которая объясняет удивительную разницу в массе - исчисляющуюся в сотнях тысяч раз - между железами, управляющими телом, хотя они, по-видимому, играют приблизительно равную роль. В Солнечной системе это объясняет такое же удивительное различие в массе главных небесных тел, от Юпитера (0,001 от массы Солнца) и Сатурна (0,0003) до больших спутников, средняя масса которых 0,00000007 массы Солнца. И по этой цифре можно видеть, каким именно образом бесконечно разделена общая масса планет, астероидов, спутников и комет, составляющих это целое.
В данный момент, однако, мы изучаем эту цифру как символ циркуляции света в Солнечной Системе. И мы видим теперь, что именно эта циркуляция света связывает все части этой системы со всеми другими частями, и приносит все возможности во все части. Точно так же, как циркуляция крови объединяет все органы человеческого тела и делает это тело 1телом0 вместо пустых подпорок, или как циркуляция идей связывает различные типы и делает их группой вместо какого-то количества изолированных индивидуумов, - так и эта циркуляция света делает Солнечную Систему 1телом0 вместо набора удаленных друг от друга и независимых сфер. И именно потому, что она является таким телом, в котором ни одна часть не отделена от другой, тому, кто откроет этот секрет, делается доступным целое.
7 Элементы земли
Октавы элементов
В нашей триаде творения мы приняли все солнечные излучения вместе как активный принцип, все планеты вместе как нейтрализующий принцип, и все земные элементы вместе как пассивный принцип, или сырой материал. И как в предыдущей главе мы начали анализировать всю формирующую силу планет в виде составляющих ее нот, так же и сейчас нам нужно более детально рассмотреть природу этого сырого материала.
Все земные элементы состоят из атомов, которые, как полагал Аристотель, являются наименьшими неделимыми частицами этих элементов. В соответствии с современными теориями, такие атомы состоят из ядра, или солнца, имеющего положительный электрический заряд, вокруг которого по орбитам вращаются мельчайшие электроны, заряженные отрицательно. Атомные ядра, так же как и электроны, одинаковы у всех элементов, отличаются же элементы друг от друга лишь количеством электронов, удерживаемых ядром, и соответствующим изменением его заряда.
О строении атома, несмотря на его микроскопический размер, собрано много материала, и с каждым новым открытием он все больше кажется похожим на нашу Солнечную Систему. Точно так же как Солнце для Солнечной Системы и оплодотворенная яйцеклетка для человеческого тела, диаметр атомного ядра, как теперь стало известно, составляет одну десятитысячную долю диаметра всего атома. Также нам говорят, что подобно отношению Юпитера к Солнцу электрон составляет около одной десятой доли ядра; так что на их шкале они кружатся в необъятности пространства такой же огромной, как та, в которой теряется Земля и все ее товарищи - планеты.
Это понятие является на самом деле tour-de-force(фр. проявление силы, ловкости или изобретательности - прим.перев.) человеческого ума, потому что на временной шкале обычного человеческого восприятия этот атом в реальности вообще не существует. Существует только его непрерывный след, как тот непрерывный след Солнечной Системы, который мы старались представить себе в одной из предыдущих глав. Потому что так же, как Солнечная Система в нашем восприятии состоит из летающих сфер, и только усилием разума и умозаключением можно представить ее в ее собственном времени как твердое тело, так же и атомы в нашем восприятии кажутся телами, и только усилием разума и умозаключением их можно представить системами летающих сфер. Обращаясь вокруг своих микроскопических ядер со скоростью в одну десятую скорости света, электроны создают единицы, которые до недавнего времени казались непроницаемо твердыми. Если бы это было не так, то стул был бы просто массой лучистой энергии, поскольку то, на чем мы сидим - это именно эти следы атомов. Модель та же самая, но в одном случае временная шкала неизмеримо больше человеческой, а в другом - неизмеримо меньше.
Одна из главных целей во всем нашем разговоре о вселенной - выяснить относительную плотность различных миров или явлений, поскольку можно предполжить, что менее плотный означает более могущественный, с большей проникающей силой, с большим радиусом действия, более разумный. Именно такое понимание разума является нашей целью.
Мы помним, что процесс роста, которым, как мы полагаем, была создана вся вселенная, можно описать в виде формулы: нисхождение духа в материю и наделение ее формой. Поэтому различные плотности можно увидеть как различные пропорции материи и духа в веществах рассматриваемых миров. Эта же идея была выражена некоторыми авторами как различные пропорции материи и движения, материи и энергии. Или еще более просто, как различные уровни энергии, или еще - как различные шкалы времени. Цель одна и та же - установить некую шкалу измерения, которая позволяла бы измерить все существа и силы, от Абсолюта до Бездны.
В одной из прошлых глав у нас, как кажется, была возможность установить шкалу плотности или, в обратном направлении, шкалу мощности для планет. Возможна ли какая-либо подобная шкала применительно к земным элементам?
Много раз в истории делались попытки классифицировать горсточку известных на то время элементов в порядке "благородства" или "достоинства". Но открытие между 1735 и 1755 годами целого ряда редких металлов, а также выделение с помощью спектроскопии в период после 1860 года десятков совершенно новых элементов, полностью изменили картину. В 1869 году Менделеев попытался расположить все это новое собрание в порядке, основанном на относительном весе атомов каждого элемента. Например, один атом свинца, как обнаружилось, весил в 207 раз больше атома водорода, и ему был присвоен атомный вес 207.
Изучение атомной структуры и роли вращающихся по орбитам электронов позволило переделать таблицу Менделеева простым выстраиванием элементов в ряд в соответствии с количеством электронов. Это метод атомных номеров, когда водород с одним электроном имеет атомный номер 1, гелий с двумя электронами имеет номер 2, и так далее. В наше время уже найдены, с двумя исключениями, все элементы с количеством электронов от 1 до 96.
Но картина не так проста. Потому что, как оказалось, атом отличается от Солнечной Системы тем, что может иметь на каждой орбите не один, а несколько вращающихся электронов (вплоть до определенного максимума). 134.0
34. Возможно, различное количество электронов на каждой орбите каким-то образом сопоставимо с различным количеством спутников, которое может поддерживаться планетой каждой солнечной орбиты. Так, в Солнечной Системе орбита Меркурия содержит только одну собственно планету без спутников, тогда как орбиты Юпитера и Сатурна содержат каждая полный набор спутников. На первой внутренней орбите атом может иметь два электрона; на второй - на восемь больше; на третьей - еще на восемь больше; на четвертой и на пятой - по 18, и на шестой - 32. Выяснилось, кроме того, что несколько элементов с радиоактивными свойствами имеют даже по семь орбит.
Если думать об атомах как о единых телах - что ближе к истине, - то фактичеки эти орбиты представляют собой оболочки. Атомы различных элементов имеют определенное количество оболочек от одной до семи. Наружная оболочка, в свою очередь, может иметь любое количество электронов от одного до их максимального набора, с происходящими от этого различиями в поверхностной жесткости; так что если какую-нибудь оболочку с полным набором электронов считать сделанной из стали, то имеющие меньшее количество электронов были бы сделаны, например, из масла, резины или глины.
Этот образ помогает понять относительную плотность различных элементов. Чем больше количество электронов, тем более плотным будет элемент; а из нескольких элементов с одинаковым количеством оболочек плотнее будет тот, у которого жестче наружная оболочка.
Таким образом, существует семь основных категорий плотности элементов, которые были названы периодами. Но в пределах каждого периода существуют различия в активности, соответствующие количеству электронов на наружной оболочке. Каждый элемент притягивается к тому, который имеет дополняющее количество электронов на наружной оболочке, как натрий с одним внешним электроном естественно ищет хлор с одним недостающим, чтобы образовать соль. Здесь мы видим параллель с аналогией Платона о поисках людьми своих недостающих половинок, с которыми они были разлучены при творении. Это мужской и женский пол элементов, электро-позитивные элементы непреодолимо стремятся к соединению с электро-негативными, в точной пропорции с их противоположностью. Каждый элемент по природе своей незавершен и ищет завершенности, - за исключением тех, электронный набор которых полон и они не нуждаются в паре. Это редкие или так называемые "благородные" газы - гелий, неон, аргон, криптон, и ксенон - оболочки которых настолько тверды и отшлифованы, что ни один элемент не может найти ни одной щели.
Теперь начинает проясняться общая шкала плотности элементов. 35.
35. Смотрите Приложение V "Таблицы элементов". В первой категории, с одной оболочкой, мы находим водород и гелий, разреженность и диапазон возможностей которых придают им особое родство с солнцем, где, как мы видели ранее, они играют особую роль в выработке солнечной энергии.
На другом конце этой шкалы, с семью оболочками, мы находим радиоактивные элементы: радий, актиний, торий, протактиний и уран, плотность которых такова, что они не могут существовать естественно на поверхности Земли, а обнаруживаются человеком лишь в бесконечно малых количествах в местах, полностью лишенных несущего жизнь солнечного излучения, - таких, как каменные глубины гор, пласты лавы, глубоководный ил. Даже там эти элементы стремятся к тому, чтобы стать менее плотными, и сама их радиация является средством подъема их до следующих более тонких элементов, расположенных сразу над ними. Уран (92) стремится стать радием (89), который в свою очередь стремится расщепиться на гелий (2) и инертный газ радон (86).
Радиоактивность в самом деле явление удивительно таинственное и парадоксальное. Возможно, на определенной глубине под землей оно имеет всеобщий характер; и в действительности может представлять собой общий третий или решающий принцип для геологического царства, так же как воздух является общим третьим или решающим принципом для органического мира, а свет - для планетарного. 135а.0
35а. Смотрите Norbert Casteret, "Ten Years Under the Earth", стр. 160-1. Радиоактивность как третья сила может, в свою очередь, быть неизвестным фактором в определенных подземных превращениях, результатом которых являются материи с огромной скрытой энергией - например, нефть.
Все эти радиоактивные элементы в последней или седьмой категории на протяжении огромных промежутков времени, по-видимому, пробиваются вверх на уровень свинца, самого плотного из обычных элементов и принадлежащего к периоду выше. В этом единственном известном на Земле процессе естественной трансмутации атомов можно видеть отражение некого общего, длящегося эры, процесса земной эволюции или совершенствования.
Таким образом, человек своим расщеплением атома урана совершает за долю секунды то, что сама Природа сделала бы за несколько миллионов лет. Но что еще серьезнее с точки зрения такой эволюции - это накопление человеком в одном месте в больших количествах этого страшного материала, и сотворение им, для своих разрушительных целей, нескольких новых элементов - нептуний (93), плутоний (94), америций (95) и кюрий (96) - даже более плотных чем те, которые Земля с таким усилием поднимает к жизни.
Вряд ли, наверное, откалывание последнего электрона с последней орбиты атома урана можно сравнивать с постоянной сменой электронов на второй орбите, составляющей часть процесса, которым Солнце освобождает свою энергию. Хотя, вероятно, это может быть серьезно само по себе, как, например, если бы какой-то невидимый спутник Плутона вылетел из Солнечной Системы. Производимой же, однако, за счет этого энергии и температуры достаточно, чтобы служить пусковым механизмом для водородной бомбы, которая воспроизводит выработку самой солнечной энергии. Можно ли человеку в неперерожденном состоянии удерживать в руках такую божественную энергию или создавать такую адскую материю без гибельных последствий - это, возможно, главная загадка нашего времени.
***
Когда мы стараемся найти какую-то единую модель в таблице элементов в ее обычном виде, у нас создается впечатление некого невероятно тонкого, но скрытого порядка. Когда же мы пытаемся раскрыть этот порядок, он от нас ускользает. Все оказывается не таким простым, как кажется поначалу.
В первом периоде стоит лишь один водород. Это уникальный элемент, который соединяется с половиной всех остальных, но равных себе явно не имеет. Как солнечная энергия, он не сравним ни с чем.
Два следующих периода имеют каждый по восемь элементов, и мы вспоминаем об октавном устройстве, которое, как мы заключили при рассмотрении планет, должно пронизывать все творение. В третьем периоде есть ключ. Последовательность атомных весов от неона (20) до аргона (40) точно противоположна последовательности вибраций в нисходящей октаве - с одним дополнительным элементом, фосфором, заполняющим полутон между ми и фа.
Итак, первые три периода располагаются следующим образом:
до си ля соль фа - ми ре
1 ____________________ 1 H____________________ 
2 3 4 5 6 7 8 9
He Li Be B C N O F
4 7 9 11 12 14 16 19
10 11 12 13 14 15 16 17
Ne Na Mg Al Si P S Cl
20 23 24 27 28 31 32 35 1/2
В четвертом периоде мы снова обнаруживаем почти точное октавное отношение атомных весов между инертными газами аргоном (40) и криптоном (84). Однако здесь появляется намного больше элементов для промежуточных нот. Нас начинает смущать то множество редких элементов, которые были открыты в прошлом веке, и без знания которых человек прекрасно обходился много тысяч лет. Может ли, задаем мы себе вопрос, титаний или ванадий, существующие только в глубоких рудных залежах, иметь на самом деле такое же значение для Земли как, например, аргон, составляющий 1% всей атмосферы?
И при размышлении об этом нам приходит в голову, что в некоторых случаях ноты наших главных октав сами разделены на меньшие октавы, и что эти редкие элементы составляют не полные ноты, но лишь ноты внутренних октав, а для образования полной ноты необходимы три или семь из них вместе. Действуя по этому принципу, мы легко находим ноты четвертого периода.
В этой точке темнота рассеивается и все начинает проясняться. Эти семь периодов элементов, то есть категорий атомов, выделенных в соответствии с количеством атомных оболочек, сами по себе составляют нисходящую октаву. Вся таблица образует октаву, умноженную на октаву, или октаву в квадрате. Физический состав Земли оказывается единой гаммой, самые ноты которой образуют меньшие гармонии. Вся атомная стуктура нашего мира как будто построена из застывшей и безмолвной музыки.
Затем, в пятом периоде, мы достигаем ноты ми этой нисходящей октавы периодов. И здесь мы обнаруживаем тенденцию у этой октавы в свою очередь к некому утомлению и остановке. Запущенный со всей огромной творящей силой солнечной энергии, атомный вес элементов пятикратно увеличивается во втором периоде и удваивается в третьем. В четвертом периоде, чтобы достичь необходимого удвоения, нужна уже помощь нескольких внутренних октав, а в пятой, даже при этом толчке, скорость роста сильно падает. Атомный вес ксенона всего лишь 131 против 84 у криптона. Мы достигли полутона или интервала между ми и фа.
И теперь, в шестом периоде, появляется очень любопытное явление. Мы неожиданно наталкиваемся на группу из четырнадцати редкоземельных металлов, открытых в девятнадцатом веке, главная характерная черта которых состоит в том, что их практически невозможно оторвать друг от друга. Они образуют как бы крепко сбитую группу, которую можно разделить на составные части только очень сложным методом фракционной кристаллизации. И они явно образуют не внутренние октавы, но еще более внутреннюю октаву внутри одной ноты внутренней октавы. Сама их многочисленность преодолевает растущую инерцию нисходящей шкалы, а миновав их мы находим, к нашему удивлению, что нисхождение вновь приобрело свою почти прежнюю скорость. Дойдя до ноты соль, мы находим серебро и золото разделенными почти целой октавой, с атомным весом соответственно 108 и 197. Импульс нисходящей октавы все еще отстает от полного удвоения плотности - но очень не намного.
Эта роль редкоземельных металлов в преодолении падения октавы в полутоне помогает объяснить нам космический метод прохождения этого общего момента сопротивления. Для перехода реки вброд генерал разворачивает свою бригаду в массу отдельных солдат, - и точно так же в подобном случае природа разбивается на множество. Как четырнадцать редкоземельных металлов служат для того, чтобы перейти один полутон в таблице элементов, точно так же пояс астероидов заполняет планетарный полутон между Марсом и Юпитером. И кроме того, множественность органической жизни преодолевает интервал между Солнцем и голым шаром Земли, который без этого не мог бы усваивать солнечное излучение.
Завершив построение таким способом таблицы элементов, мы видим, что, как мы и ожидали, она образует октаву в квадрате. Все пространство первой горизонтальной октавы или периода занимает элемент водород, имеющий особое родство с Солнцем и его огромными возможностями. В собрании элементов водород символизирует дух. Сама жизнь зависит от точно определенной концентрации в органической жидкости ионов водорода.
Второй период, с нашей точки зрения, особо отмечен углеродом, азотом и кислородом, которые в соединении с водородом создают бесконечное разнообразие органического мира. Известно более четверти миллиона таких соединений. Они представляют собой проводник жизни.
Третий период вводит натрий и хлор, которые в качестве соли являются основой органического напряжения и формы. Он добавляет также два светящихся металла и взаимодополняющие минералы, фосфор и серу, которые необходимы для существования нервной системы со всем, что под ней подразумевается.
В четвертом периоде начинаются тяжелые минералы и металлы, а именно калий, кальций, железо и медь, играющие большую роль в составе крови и хлорофилла, а также в поддержании ее циркуляции. В мельчайших количествах эти два последних регулируют усвоение воздуха и процесс дыхания.
Тяжелые металлы пятого периода не усваиваются жизнью; только иод в этом ряду действует как некий род балласта в движении человеческого тела. Мы можем поэтому добавить, кстати, что все материи человеческого организма охватываются двумя октавами от углерода до меди, за исключением водорода, как активизирующего принципа вверху, и иода, как противовеса внизу. Позже мы к этому вернемся.
Элементы шестого периода , то есть ниже интервала ми-фа, кажется, не участвуют в органической жизни. Золото, платина и ртуть, например, ценятся за саму их невосприимчивость к химическому действию и неспособность к тому разжижению и впитываемости, которые необходимы для усвоения живым организмом.
И наконец, элементы седьмого периода вообще не имеют места в Природе. Как говорилось ранее, они принадлежат земным недрам и удалены от солнечного влияния и всех его воздействий. В их полной неспособности к изменению и участию в процессах жизни проявляется родство с теми условиями, которые мы видим на поверхности Луны.
Из всех характерных свойств различных периодов выделяется интересное свойство галогенов - водорода, фтора, хлора, брома и иода. Они представляют границы между различными состояниями материи. Мы видели, что водород находится на границе между материей в электронном и материей с молекулярном состоянии. Точно так же фтор стоит на границе между материей в молекулярном и материей в клеточном состоянии - и имеет удивительное свойство растворения последней в первую. Далее, хлор стоит на рубеже между клеточным и минеральным состояниями материи - и по своему действию в составе соли имеет такую же способность переводить низшее состояние в высшее. Так же и бром отмечает грань между минеральным и металлическим состоянием материи, тогда как элемент 85, если бы мы знали, что это такое, стоял бы между теми материями, которые могут и которые не могут появляться на поверхности Земли.
Таблица начинается с проводника духа и заканчивается безжизненной материей, начинается чистой энергией и кончается чистой инерцией, начинается с солнца и кончается луной. Между ними лежат периоды, соответствующие функциям земли - ключи соответственно к форме и движению, к нервным ощущениям, крови и дыханию, и двум неорганическим царствам. Эти формы между духом и материей, как мы видели ранее, находятся во владении планет. И мы можем в порядке пробы определить для каждой такой формы ее собственную планету. На данный момент мы можем считать это распределение не более чем удобными бирками. Они пригодятся нам позже.
Теперь же мы на самом деле начинаем улавливать ту общую шкалу всех материй и энергий во вселенной, которую мы искали. Потому что эта таблица атомного веса элементов, развиваясь вверх в область лучистой материи, продолжается там шкалой измерения количеств(квантов) энергии, переносимой такими свободными электронами. Тогда как внизу она продолжается различными молекулярными весами всех органических и неорганических веществ, составленных их этих элементов.
Таблица квантов лучистой энергии, таблица атомных весов элементов и таблица молекулярных весов соединений на самом деле образуют единую лестницу, которая тянется с небес в бездну, и на различных ступеньках которой можно найти каждое вещество, известное и неизвестное. С этой точки зрения все может быть рассмотрено как физическое и все как сопоставимое. Свободное движение электронов, достигающее земли от солнца, представляет высшую и наиболее разреженную из известных нам форм физической материи; чем бо'льшие колонии таких электронов заперты вместе землей, тем плотнее образующееся таким образом вещество, и тем ниже использующая его функция. Все - от света до свинца и от высших устремлений до выделений -измеримо
Скорости распространения
Различные науки человечества имеют дело с разными материями и движениями. Например, геология ведает материей камней, металлов, пигментов. Психология занимается материей мысли, эмоции и инстинкта. Об искусстве можно сказать, что оно имеет дело с материями, изучаемыми геологией, которые подверглись движениям, изучаемым психологией.
С другой стороны, физика изучает общее движение света, звука и тепла. Но также религия и астрономия с разных точек зрения изучают первое, музыка и акустика - второе, диететика и метеорология - третье.
Поэтому различные человеческие науки постоянно сталкиваются с одними и теми же явлениями, но подходят к ним с разных точек зрения, дают им совершенно разные названия. Результатом является то, что хорошо образованный человек, овладевший целым рядом названий вещей, данных им религией, наукой, искусством, поэзией, модой, политикой, обнаруживает себя в мире настолько сложном, что постоянно теряется в нем. Потому что все, с чем он сталкивается, имеет по крайней мере дюжину различных названий, в зависимости от того, относится ли он к этому как верующий, как ученый, художник, поэт, светский человек или политик.
Возможно ли на самом деле расположить все материи и движения не в соответствии с частной человеческой точкой зрения, с которой он подходит к ним в каждый данный момент, но по их собственной, внутренне присущей им энергии, так сказать, по их объективной плотности? Можем ли мы в действительности вообразить некую современную Лестницу Якова, "с основанием на земле и вершиной достигающую небес", которая легко распознавалась бы в условиях обычной жизни?
Для этой цели система атомных номеров является слишком специальной. Нам нужно найти метод измерения, пользоваться которым мог бы любой человек. Такой простой метод измерения и сравнения различных уровней энергии и тех состояний материи, из которых они происходят, действительно существует. Это метод, основанный на их скорости распространения.
Предельная скорость, известная человеку в его нынешнем состоянии, - это скорость распространения света - 300 000 километров в секунду. Вторая максимальная скорость, значение которой еще до конца не изучено, это скорость распространения звука или воздуха - приблизительно 330 метров в секунду, или около одной миллионной скорости света.
Давайте составим таблицу скоростей распространения, начиная от скорости света до скорости звука и далее ниже, отделяя каждую категорию от другой коэффициентом в сто раз. Такая таблица примет следующую форму:
Категория I {300 000 километров в секунду
Категория II {3000 километров в секунду
Категория III {30 километров в секунду
Категория IV {300 метров в секунду или 1000 километров в час 3 метра в секунду, или 10 километров в час
Категория V {3 сантиметра в секунду, или 100 метров в час
Категория VI {1 метр в час, или 10 километров в год
Категория VII {1 сантиметр в час, или 100 метров в год
Категория VIII {1 метр в год, или 100 метров за век
Категория IX {1 сантиметр в год, или 1 метр за век 
Категория X {1 сантиметр за век
Затем, чтобы сделать эту таблицу теоретически полной, установим еще одну категорию для движений в сто раз быстрее света, то есть между 300 000 километров в секунду и 2 световыми годами в неделю, которую мы назовем Категорией 0; и еще одну для скоростей между 2 световыми годами в неделю и 1 световым годом в час, которую мы назовем Категорией 00. Естественно, ни одна из этих двух категорий не соотносится ни с одним явлением из известных ныне человеку.
Таким способом мы получили таблицу двенадцати категорий, которая включает все постижимые скорости распространения и изменения, самая быстрая из которых в миллион миллионов миллионов раз больше самой медленной.
Теперь давайте посмотрим, каковы характерные свойства этих различных категорий.
Категории 0 и 00, выше скорости света, если они вообще к чему-нибудь относятся, должны представлять явления, которые мы можем назвать сверх-солнечными. Только энергии, имеющие такую природу, могут устанавливать связь между Землей и другими частями Млечного Пути в рамках одной человеческой жизни, а для установления связи с ближайшей внегалактической туманностью даже на самой высокой скорости Категории 00 потребовался бы срок всей человеческой жизни.
В Категории I мы находим свет, исходящий либо от Солнца, либо от массы звезд (галактик), от отражателей солнца (планет), или накопленного запаса солнечной энергии (уголь, масло). Такая энергия, характерная для Солнца, не ограничивается пределами Солнечной Системы, но, судя по тому, что мы воспринимаем удаленные галактики, может проходить через всю вселенную без ограничений. В этой же категории находится движение отдельных электронов - 30 000 километров в секунду, а скорость некоторых электронов, выстреливающихся из взорвавшихся атомов, приближается к скорости света. Это постоянное разрушение атомов, которое является природой Солнца, имеет своим результатом свободное электронное движение того вида и скорости, которую мы называем светом.
В Категории II (3000 - 30 километров в секунду) мы находим движение, характерное для Солнечной Системы как целого, и для связи между ее частями. Солнечный магнетизм, измеряемый по задержке между изменением солнечного пятна и воздействием этого на атмосферу Земли, распространяется, по-видимому, со скоростью около 500 километров в секунду. Скорость движения Солнечной Системы внутри Млечного Пути по приблизительным оценкам - около 250 километров в секунду.
В категорию III (30 километров - 300 метров в секунду) мы можем поместить движения, характерные для планет и спутников, взятых по отдельности. В верхней части этой категории будет движение Земли вокруг Солнца (28 километров в секунду), а в нижней движение Луны вокруг Земли (330 метров в секунду), которое отмечает начало Категории IV и движений, уже определенно ограниченных сферой Земли. Таким образом, Категории с I до III относятся к движениям, являющимся сверхзвуковыми, и в каком-то смысле небесными, а Категории с IV по X - к движениям дозвуковым и определенно земным. Сам человек выстреливает пули и ракеты в Категорию III, и он, возможно, прав, чувствуя, что возможность межпланетного сообщения связана в основном именно с преодолением звукового барьера.
К Категории IV (3 - 300 метров в секунду) принадлежит движение Земли на своей оси, которое у экватора составляет приблизительно 250 метров в секунду. Сюда также относятся скорости вращения других меньших планет, и скорости твердых тел, падающих на землю сквозь воздух или планетную атмосферу. Относительно самого человека стоит заметить, что скорость распространения корковых нервных импульсов, или того, что мы можем с полным основанием назвать скоростью мысли (120 метров в секунду), также попадает в рамки этой категории, и поэтому его функция регистрации восприятий имеет особое родство с планетой, на которой он живет, со всеми ее ограничениями.
В Категории V (3 сантиметра - 3 метра в секунду) мы находим скорости, которые кажутся присущими органическим телам или животным. Человек легко ходит со скоростью 1 метр в секунду, которая является также и скоростью движения потока крови в его сосудах. Он не способен своими собственными усилиями передвигать свое тело со скоростью намного быстрее этой категории, хотя интересно, что с овладением такими молекулярными силами как расширяющийся пар или взрывающийся газ, он получил возможность с помощью искусственных средств охватить весь диапазон Категории IV, а в последнее время, с значением, которого он еще не понимает, даже проникать в Категорию III.
Категория VI (1 - 100 метров в час) включает внешнее движение червей и мелких насекомых, и внутреннее движение пищи под действием перистальтики кишечника.
Категория VII (1 сантиметр - 1 метр в час) включает такие явления жидкостей, как приливы и отливы, осмотическое проникновение жидкостей сквозь стенки клеток. При этом знаменательно, что скорость движения ледников или перемещения льда, то есть скорость на переходной точке между жидкими и твердыми явлениями (100 метров в год), точно отмечает границу между этой категорией и нижней.
Категория VIII (1- 100 метров в год) включает все явления роста растений, причем максимальная скорость роста из всех известных растений- у некоторых видов тропического бамбука - очень близка к верхней границе категории (30 сантиметров в день). Рост водорослей в стоячей воде и другие явления клеточного размножения попадают в эти же рамки.
В категории IX (1 сантиметр - 1 метр в год) мы находим рост или приращение костяных, роговых веществ и дерева - рост волос (15 сантиметров в год), прибавление годовых колец у деревьев (1 -3 сантиметра в год), срастание костной ткани.
Наконец, Категория X (1 сантиметр - 1 метр за век) представляет выветривание, отложение осадочных пород, химическое изменение камней и металлов, - самую низкую скорость из всех обычно заметных для человека.
Ниже всего этого, на неизвестном расстоянии, мы должны расположить условия Абсолютного Нуля, теоретически равного -273 градусам по Цельсию, когда молекулярное движение полностью прекращается и материя достигает абсолюта неподвижности, значение которого мы не можем даже вообразить.
Если мы теперь постараемся одним словом описать природу явлений, находящихся в каждой категории, мы получим нечто подобное следующему списку:
Категория 00: Сверх-Галактические.
Категория 0: Галактические.
Категория I: Солнечные или световые.
Категория II:  Планетные или магнетические.
Категория III:
Категория IV: Атмосферные или нервные.
Категория V: Животные или теплокровные.
Категория VI: Позвоночные или мышечные.
Категория VII: Беспозвоночные или жидкие.
Категория VIII: Растительные или клеточные.
Категория IX: Костные или наносные.
Категория X: Минеральные или кристаллические.
Прозвучит ли это слишком сильно, если сказать, что физическое тело, которым человек обычно наделен, тянется от Категории X до Категории IV, и что ему нужно вырастить душу Категорий II и III, которая связала бы его с божественным духом, который принадлежит Категории I? Может быть.
В любом случае, скорость распространения дала нам объективную основу для измерения явлений, приведшую нас к некой классификации, замечательно похожей на те, что мы получили с помощью совершенно других методов и доказательств.
Тройственное творение органической химии
Теперь нам нужно рассмотреть, как взаимодействуют элементы, обеспечивая необходимым материалом все формы, в которых может появляться на земле жизнь. Основываясь на нашем изучении взаимодействия Солнца, планет и Земли, мы можем, в принципе, ожидать, что активная сила будет соединяться с пассивной силой в присутствии некого третьего элемента или катализатора. Это именно то, что происходит в химии живой материи.
В общем смысле можно сказать, что водород и электро-позитивные элементы вертикальных нот до, си, ля стремятся соединяться с электро-негативными элементами нот ре, ми, интервал, фа, в присутствии воздуха, а иногда с дополнительными требованиями тепла, давления, электричества или какой-то другой необходимой формы энергии. То есть наиболее активные элементы в верхней части периодов стремятся соединиться с наиболее пассивными элементами на самом нижнем конце периодов. В большинстве случаев такие соединения возможны лишь в присутствии атмосферного азота, то есть катализатора или третьей силы. Этот принцип, что известная нам химия жизни протекает в воздушной среде, настолько очевиден, что его значение остается совершенно незамеченным. И в этой связи мы видим в нашей таблице, что азот и сопутствующие ему элементы играют особую роль в заполнении вертикального интервала между ми и фа. Они составляют третью, или нейтрализующую силу элементов.
Таким образом, в широком смысле мы можем взять металлы как активную, металлоиды как пассивную, а воздух или азот как нейтрализующую. Эта триада творения, работу которой мы старались понять в природе Солнечной Системы, находит свою уменьшенную, но точную копию в мире химии. И если мы ограничиваем свое любопытство органической химией, мы находим, что (с повсеместным прониканием водорода) эти три творческих фактора совершенно явно и просто представлены тремя элементами. Углерод - активный, азот - нейтрализующий и кислород - пассивный.
Нужно лишь помнить, что эти роли зависят не от внутренней природы этих элементов, а от их отношения к высшим и низшим элементам. Так, в соединении с водородом углерод станет нейтрализующим, а азот пассивным; тогда как в другом соединении кислород, например, будет стоять между водородом и азотом, и играть для них роль посредника.
Если же брать их одних, то углерод может быть принят как всегда активная сила, азот всегда нейтрализующая, а кислород всегда пассивная. Кроме того, мы можем предположить, что в мире элементов существуют те же шесть возможных соединений этих трех сил, и шесть производных от этого процессов, аналогичных тем, которые в небесном мире управляют такими огромными смыслами как рост, разрушение, совершенствование, болезнь, обновление и перерождение.
Однако в данный момент нас интересует другое. Мы теперь попытаемся понять, как атомы простых элеметов, представляющих сырой материал воздуха и земли, материи в молекулярном и материи в минеральном состояниях, постепенно выстраиваются в сложные формы клеточной жизни.
Ранее, при рассмотрении космосов вообще, мы установили, что один уровень космоса существует на шкале одной молекулы, а следующий, высший для него, на шкале одной клетки. Давайте теперь попытаемся выяснить, через какие ступени и стадии это бесконечное количество меньших космосов выстраивается в сложную и самодостаточную структуру большего. Какой микроскопической каменной кладкой из этих молекул строится живая материя?
Вначале атомы запираются вместе по одному, по два, по три, по шесть и целыми десятками, создавая молекулы различных соединений. Два атома водорода (с атомным весом 2) и один атом кислорода (16) соединяются для образования молекулы воды, которая таким образом получает молекулярный вес 18. Молекулы простых органических соединений - как эфир, молоко, клетчатка, морфий, и так далее - являются сложными сетями или цепями, образованными атомами водорода, углерода, кислорода и азота, иногда дополнительно скрепленными серой и фосфором. Эти органические соединения, насущно необходимые для органической жизни, но о которых нельзя сказать, какие они сами - органические или живые, в большинстве своем имеют молекулярный вес, варьирующийся от шестнадцати (метан) до плюс-минус тысячи.
Далее, если чистые элементы, как мы видели, гармонично укладываются в семь октав в соответствии со своим атомным весом, то можно ожидать, что и эти органические соединения будут укладываться подобным же образом в соответсвии со своим молекулярным весом. Так и оказывается на самом деле. Отдельные ноты - до ре ми фа соль ля си до - издаваемые атомами различных элементов, отзываются во множестве октав органических соединений, воспроизводящих то же звучание в более сложной форме. Азот с атомным весом 14 отдается эхом тремя октавами ниже в виде гистамина белых кровяных телец (111), пятью октавами ниже - витамином К зеленых листьев (450), и шестью октавами ниже - хлорофиллом (907). Эти вещества в общем имеют одну задачу - играя особую, хотя и невидимую роль - формировать в соединеннии с воздухом, кровью, жизненным соком среду для жизни на различных шкалах. Тогда как в том же ряду нисходящих октав, представляющих молекулярный вес, издают свои особые характерные ноты другие, еще более обширные классы знакомых нам соединений.
Это лишь набросок общей шкалы плотностей всех органических соединений; эта тема будет продолжена и развита, когда мы подойдем к действию шести процессов в человеческом теле, и тех химических веществ, через которые они оказывают свое воздействие.36.
36. Смотрите Приложение VII, "Таблица органических соединений", и Главу 12, III
Теперь же мы должны обратить внимание на ряд веществ, составляющих одну из этих нот, - аминокислоты, поскольку они действуют как некий особый мостик между этими молекулярными соединениями и протеинами, которые в свою очередь служат связующим звеном с жизнью в клеточной форме. Аминокислоты обладают любопытной двойственной природой, будучи наполовину кислотами, наполовину щелочами, и способны, таким образом, соединяться в сложные цепи, когда кислотная сторона одной сцепляется с щелочной стороной другой, и так далее. Существует около двадцати пяти различных аминокислот - кирпичей органической жизни, - которые соединяются различными способами, образуя почти бесконечное множество разнообразных структур.
Когда эти структуры достигают определенного уровня сложности, мы оказываемся среди природных протеинов, и на целую ступень ближе к известной нам жизни. Являются ли сами протеины живыми? Трудно сказать. В том смысле, в каком дом может быть живым, а кирпич не может, да. Но в том смысле, в каком может быть живым растение на стене дома, а дом не может, нет. Однако, учитывая их работу в сотне различных жизненных процессов - в переваривании пищи, в способствовании росту, в обеспечении возможности воспроизводства, - нельзя не подумать о том, что дойдя до протеинов, мы уже незаметно для себя перешли какую-то неизвестную грань между живым и не-живым.
Для образования даже самой простой молекулы протеина необходимо, чтобы несколько сот единиц аминокислот соединились в определенную форму, называемую циклол. При том, что молекулярный вес большей части аминокислот - около 130, любой простейший протеин - тот же альбумин яичного белка - имеет молекулярный вес около 34 000. В самом деле, молекулярный вес многих, если не большинства протеинов кратен 17 000, или вернее, 16 384, что точно на семь октав отстоит от основной группы аминокислот, и на десять октав от основного элемента - кислорода. Мы явно следуем вполне определенной линии развития, по тому лезвию ножа между кислотой и щелочью, на котором выстроено все царство органической жизни.
До сих пор мы говорили так, как будто эти молекулярные структуры построены снизу вверх. Но как мы знаем, на самом деле они являются творениями космоса выше молекулы, то есть клетки. Клетка в невероятно короткое время производит все протеины и другие соединения, в которых она нуждается, соединения, которые, если они вообще могут быть воспроизведены человеком, потребовали бы огромного усилия и терпения. "Химики работают терпеливо", говорит доктор Дж.А.В. Батлер. " Шаг за шагом они преобразуют соединения, используя мощные химикалии, тепло, а иногда электричество, для того чтобы добиться нужных изменений. Могут потребоваться целые месяцы, чтобы в сложном ряде реакций получить соединение, которое одна клетка может создать за несколько минут или часов." (Перевод А.Г.) 37.
37. "Man is a Microcosm", стр. 22. На самом деле это очень понятно, потому что если клетка работает с клеточным временем, то химик работает с человеческим временем, которое, как мы видели ранее, приблизительно в 5000 раз медленнее. Десять минут клетки эквивалентны одному месяцу человека, и потому примерно одинаково то количество работы, которое может быть сделано и делается ими за эти два периода.
Что является переходным звеном от молекулы протеина к самой клетке - структуре, столь характерной для органической формы, и каков самый низший организм, с которым мы связываем свойство "жизни"?
Внутри клетки существуют мельчайшие частички, называемые генами, каждый их которых неким таинственным образом несет в себе образ одного из качеств большего организма, частью которого эта клетка является. Один ген составлен не более чем из десяти молекул протеина - это проект на молекулярной шкале одной из характеристик полного клеточного организма. Сто или более генов составляют 1секцию0, десять или более секций составляют хромосому. Хромосомы в количестве от десяти до ста, ядро, и другие меньшие элементы, слишком многочисленные для перечисления, - все это, соединенное вместе в одном мешке или коже из клетчатки, образует клетку.
Мы хотели установить отношение между космосом простой молекулы и космосом клетки. Теперь мы видим, что между этими двумя "соседними" космосами протянута целая лестница промежуточных организмов. Более того, изображая эту лестницу, и располагая рядом с ней приблизительные коэффиценты умножения веса от одной ступеньки к другой, мы обнаруживаем ряд, очень сильно напоминающий восходящую октаву:
до Атом водорода Х 10
ре Молекула простой смеси (напр. воды) X 10
ми Молекула аминокислоты Х 1000
Жизнь - 
фа Молекула протеина Х 10
соль Ген Х 100
ля Секция хромосомы Х 10
си Хромосома Х 50
до Клетка
Теперь становится понятно, почему дойдя до молекулы протеина, мы получили некий намек, если не доказательство, какого -то великого перехода. Неожиданно большой коэффициент умножения между молекулой аминокислоты и молекулой протеина в действительности означает тот естественный интервал между нотами ми и фа, который на другой шкале мы видели заполненным всем царством органической жизни на Земле. Ниже этой точки ноты нашей октавы явно относятся к молекулярному миру. Выше нее они уже неотъемлемо принадлежат клеточному.
В этом интервале, заполняя брешь между двумя мирами, вошло нечто невидимое и неощутимое. Этот фактор мы называем - в нашем узком человеческом понимании этого слова - жизнью.
8 Луна
Луна как противовес
Луна - дитя Земли. В науке и мифах эта идея была известна и в той или иной форме выражена на самой заре истории. Теория девятнадцатого века о том, что луна представляет собой обломок, который в результате какого-то космического катаклизма был оторван от неоформившейся еще земли, - это лишь повторение новым языком греческой легенды о рождении Селены Теей.
Но греческая легенда наводит на размышления в гораздо большей степени, так как она идет дальше, добавляя, что Селена, то есть Луна, была дочерью Теи, то есть Земли, и Гипериона, то есть Солнца; что она была возлюбленной Пана, то есть мира Природы, но увлеклась Эндимионом, то есть Человечеством, который был погружен Зевсом в бесконечный сон. Здесь есть указания на многие действующие лица, которые делают наши чисто геологические объяснения удивительно плоскими и неубедительными.
Однако сперва нужно прояснить общую картину. Источник жизни, ядро, вокруг которого вращается различное количество спутников, каждый из которых представляет определенную функцию целого,- такой представляется основная схема вселенной. Таково Солнце со своими планетами, планеты с их спутниками, атомные ядра с электронами. Мы видим также аналогию в человеческой жизни, где отец таким же образом поддерживает своих семейных "спутников", работодатель своих рабочих, учитель своих учеников. Вероятно, можно пойти дальше и предположить, что в самом человеческом теле различные органы и их функции подобным же образом "вращаются" вокруг сердца, от которого зависит сама их связь и единство.
Таким образом, на каждой шкале уровень развития в каком-то смысле определяется мерой ответственности. Один человек своей работой может содержать двух иждивенцев, другой - двести; ядро атома углерода несет на себе шесть электронов, ядро атома меди - 29. Земля поддерживает один спутник, Юпитер - одиннадцать. Такие спутники можно представить себе в самом разном виде - как ветви, как учеников, как иждивенцев, или даже как функции их собственных "солнц". При изучении Солнечной Системы и планет становится ясно, что каждое из этих сравнений содержит определенный элемент истины. В любом случае этот космический механизм, по-видимому, подразумевает в каком-то смысле определенную "ответственность" Солнца за свои планеты и их "службу" Солнцу; а также переход энергии или знания от Солнца к спутникам, и общее для них стремление приобрести такую энергию и в конце концов соперничать со своим светилом.
Однако Земля по отношению к своему спутнику несет такую ответственность, которая в Солнечной Системе кажется уникальной. Она имеет только один спутник, но размер его по сравнению с размером родительницы таков, что даже Солнце не несет на своих плечах такой тяжести. Общая масса всех планет в Солнечной Системе составляет лишь одну 800-ую долю массы самого Солнца. Масса же Луны составляет не менее одной 80-ой массы Земли. Следовательно, Земля несет вес, относительно в 10 раз больший, чем несет Солнце.
Конечно, это приводит к относительно более близкому расположению этого веса к его носителю. И важность расстояния станет яснее, если попробовать удерживать двухфунтовый вес недалеко от себя, на вытянутой руке, или на конце шестифутового шеста. Земля же, фактически, подобна человеку, размахивающему двухфутовым весом, закрепленным на конце 30-футовой веревки. Даже в самых благоприятных условиях такая работа напрягала бы все силы человека до предела.
И в самом деле для любой планеты расстояние, на котором Земля поддерживает свой спутник, исключительно велико. Орбита Луны удалена от Земли на расстояние, которое не менее чем в 30 раз больше земного диаметра. Только Сатурн поддерживает главный спутник относительно на таком же расстоянии, но этот спутник, Иафет, в сравнении с Луной совершенно незначителен. С определенной точки зрения мы можем сказать, что Земля является наиболее тяжело нагруженной планетой в Солнечной Системе. Условия на ней менее свободны, чем на всех других планетах.
Действие этой ноши на Землю подобно действию противовеса на маятнике часов, балласта на корабле, или огромного веса ведущих колес локомотива. Везде, где энергия мотора передается какому-либо механизму, необходим некий род противовеса, для того чтобы сглаживать и сдерживать движущую силу и удерживать все целое от уноса в сторону. Мы уже видели, как в человеческом теле, построенном, в своем обычном виде, из ограниченного ряда элементов, самый плотный нижний элемент йод необходим для того, чтобы уравновешивать верхний активизирующий принцип водород. В нашем примере из человеческой жизни ответственность за ребенка действует как вес или регулятор различных побуждений и желаний родителей, обуздывая их центробежные импульсы и помогая им преодолевать моменты инерции и утомления. Точно так же луна действует на землю как регулятор, уравновешивая и сдерживая солнечную энергию.
Это воздействие лучше всего известно по влиянию луны на морские приливы и отливы. Она оттягивает на себя огромные жидкие массы океанов так, как будто накладывает тормоз на быстрое вращение Земли. Ее истинное воздействие, как отмечал аббат Моро, состоит в том, чтобы немного уменьшать вес объектов, находящихся непосредственно под ней. Облегченный на одну тысячную свой массы, океан под действием прямого притяжения Луны поднимается на один ярд. Все множество приливных явлений происходит от этого.
Что, однако, было упущено из виду в последенее время - это то, что не только океаны, но вообще все жидкости подвержены этому притяжению. Луна оказывает такое же приливное воздействие на жидкости в составе органической материи, как и на свободные жидкости. На самом деле это воздействие даже намного сильнее, потому что мельчайшие капилляры, по которым движутся органические жидкости, разбивают их на массы настолько маленькие, что они подчиняются больше молекулярным, чем механическим законам, и поэтому бесконечно более чувствительны, чем известные нам огромные объемы жидкостей.
На этой молекулярной шкале притягивающее или поднимающее влияние луны очень заметно и, конечно, именно оно является основой многих народных преданий, таких, как вера в то, что рост растений происходит ночью, и особенно в лунные ночи. В частности, луна заметно оказывает это влияние на половые жидкости. Шведский ученый Сванте Аррениус статистически показал, что период человеческой яйцеклетки составляет 27,3 дня, за которые Луна совершает свой сидерический оборот в небе (а не тот, немного больший, период смены ее фаз). В последенее время тщательным наблюдением установлено, что такую же длительность имеют половые ритмы у раков, червей палоло, устриц, гребешков и морских ежей, с соответствующими изменениями в их мясистости. Наибольшее содержание воды в дынях, кабачках и саргассовых водорослях совпадает с полнолунием, как и наибольшие уловы на промыслах в Западной Англии и в Милфордской Гавани. 1380.
38. Svante Arrenius, H. Munro Fox, Miss Simens, Madame E. Kolisko, Messers. Savage and Hodgson, C.P. Rickford и другие авторитетные ученые, которых цитирует Robert Eisler в книге "The Royal Art of Astrology", стр. 138-145. С другой стороны, кубинские краснодеревческие предприятия в своих договорах имеют пункт, гарантирующий, что бревно будет срублено в момент минимальной влажности и максимальной твердости.
Нужно отметить, что большинство этих примеров касаются организмов с исключительно высоким содержанием воды. Но поскольку вся Природа в своей сущности влажная, то влияние на нее Луны отличается только в степени. Там, где есть жидкость, есть и влияние Луны. Мир Природы, порожденный Солнцем, построенный на Земле, и облеченный в форму планетами, наделяется движением Луной.
В этом смысле Луна занимает свое естественное место среди небесных тел в их иерархии влияния на материи Земли. Мы уже видели, что Солнце, можно сказать, управляет или влияет на материю в электронном или лучистом состоянии, планеты управляют или влияют на материю в молекулярном или газообразном состоянии, и что Земля - силой, известной как гравитация - управляет или влияет на материю в минеральном или твердом состоянии. Поэтому влияние Луны - наполовину малой планеты, наполовину земного спутника - естественно воздействует на материю в состоянии между молекулярным и минеральным - то есть, на материю в жидком состоянии. 
И поскольку человеческий организм на 72 % состоит из воды, то в точно такой же пропорции его движения и напряжения принадлежат не собственно ему, а представляют собой не зависящий от него результат притяжения огромного противовеса Земли. Другими словами, можно сказать, что Луна, уравновешивая притяжение Земли, держит все органические жидкости во взвешенном состоянии. Без ее поддержки все влажные организмы были бы просто раздавлены, сплющены под воздействием земного притяжения. Если человек стоит прямо, с поднятым вертикально земле столбом крови и лимфы - это только благодаря Луне. Если он поднимает свою руку - это только благодаря Луне, позволяющей ему преодолеть силу тяжести, так же как одна гирька часов позволяет подниматься другой гирьке.
Однако, эти две большие системы телесных жидкостей - кровь и лимфа - имеют одно основное различие. Кровяная система имеет встроенный насос, сердце, которое поддерживает кровь в постоянной циркуляции независимо от земного и лунного притяжений. Силу этому сердцу дает Солнце. Лимфатическая система не имеет такого насоса. Сама по себе она является неподвижной системой, поддерживаемой во взвешенном состоянии только Луной и связанной с другими системами только осмосом. Однако для того, чтобы очищать организм и избавляться от ядов, она должна циркулировать. И эта циркуляция становится возможной только за счет постоянного движения всех частей тела, которые действуют как многочисленные сосудистые насосы на всех участках ее сети.
Таким образом, поддерживаемая луной лимфа требует движения. И если за достаточно долгий период времени никакого движения не происходит, накопление ядов вызывает раздражение мышц, которое становится невыносимым. Это раздражение облегчается движением, возобновляющим движение лимфы. Таким образом, мы можем сказать, что Луна производит движение в человеке, хочет он этого или нет.
Двигаться он должен, но у него есть выбор - будет это движение обдуманным, намеренным и полезным для его целей или же непроизвольным, бесцельным и непродуктивным.
Мы уже сказали, что Солнце управляет жизненной силой, источником жизни в человеке; планеты управляют различными его функциями. Мы можем сказать, что его жизнь принадлежит солнцу, его тип или сущность планетам. Поэтому когда движение человека служит для того, чтобы защищать или поддерживать жизнь, или же когда оно является естественным выражением той или иной функции, тогда оно - если и не вполне намеренно - по крайней мере полезно. Движение такого рода - это законное и продуктивное движение, представляющее собой результат соединения лунного и солнечного или лунного и планетного влияний. В чловеческих жизнях, заполненных движениями физического труда, искусства и ремесел, спорта и танцев требование Луны к движению используется с прибылью. Зуд лимфы удовлетворяется, принося такому человеку выгоду или удовольствие.
Но к сожалению, совсем не так в наше время обстоит дело у огромного числа ленивых людей, ведущих сидячий образ жизни. Их жизни почти не содержат намеренного движения, они заполнены одним лишь ненамеренным движением, бесцельным движением, движением, находящимся полностью под властью Луны.
Лишь человек, начавший изучать себя, поймет, какое огромное место в человеческой жизни занимает такое бессмысленное движение. К этой категории принадлежат не только все очевидные виды суетливости, неугомонности, механических жестов рук и ладоней, изменений поз тела, поглаживания лица и подбородка, постукивания пальцами или ступнями, но также механическая игра лицевых нервов, которая во многих людях беспрерывно производит улыбки, нахмуривания и гримасы всех видов, без какой-либо стоящей за этим эмоции. О многих людях, которые не занимаются намеренными усилиями, использующими двигательную энергию нормальным и правильным образом, можно сказать, что они в буквальном смысле никогда не знают покоя.
Может быть, в это трудно поверить. Однако чтобы доказать, что это буквальный факт, достаточно простого эксперимента, состоящего в том, чтобы попробовать оставаться совершенно неподвижным в любом положении, даже самом удобном, в течение пяти минут. Почти вся жизнь городских жителей, и в бодрствующем состоянии и во сне, занята непроизвольным, незамечаемым и совершенно бесцельным движением. Это именно то, что означает быть под властью Луны. Потому что мужчина или женщина, чей физический механизм находился в непроизвольном движении, скажем, двенадцать часов подряд, будут так истощены, что у них не останется никакой энергии на то, что им хотелось бы и нравилось делать с точки зрения их истинной природы.
Таким образом, мы получаем странную ситуацию, что Луна управляет тем, что не имеет сознательной цели в человеке, тем, что случается, механичностью. И если нам возразят, что власть над механичностью вовсе не власть, это только подтверждает тот странный факт, что механичность всегда остается невидимой для человека, управляемого ею, - и чем больше ее власть над ним, тем более невидимой она остается.
Это связано с тем, что очень большая часть непроизвольного и бессмысленного движения принимает форму привычки, то есть неких жестов, действий или реакций, первоначально выполненных для какой -либо цели, хорошей или плохой, но которые начинают повторяться ad infinitum, после того как первоначальная цель уже давно забыта и обстоятельства изменились. Лимфа зудит и тело облегчает себя, двигаясь так, как однажды этому научилось. И можно сказать, что действию привычек отдана очень большая часть человеческой жизни; и что все это находится под влиянием Луны.
Характерная привычка, распространяясь постепено на все стороны жизни человека, со временем становится его главной слабостью. Например, человек склонен, с одной стороны, к застенчивости, а с другой имеет наклонность к скрупулезному выполнению небольших дел. Еще мальчиком он приобретает привычку больше стремиться закончить то, что он делает, чем встретиться с другими людьми. Постепенно это начинает казаться ему правильным и неизбежным - заканчивать даже самые будничные дела до того, как пойти на условленную встречу. А еще позднее, даже если нет дела, которое задержало бы его встречу с людьми, он придумывает его сам. И в конце концов происходит так, что - вполне буквально - он никогда ни с кем не встречается.
Такая главная слабость может испортить человеку всю жизнь, доставлять ему бесконечные страдания, мешать завершению всего, что он предпринимает. И самое любопытное, что для самого человека эта слабость может остаться совершенно неизвестной и невидимой. Потому что ему каждый случай будет казаться отдельным и неизбежным, и ему никогда не придет в голову, что он мог действовать как-то по-другому.
Главная слабость, таким образом, построена на привычке, привычка на непроизвольном действии, непроизвольне действие на бессмысленном движении. И первичная причина этой последовательности - это внешне невинное влияние Луны на жидкую материю. И именно поэтому путь сознательного развития иногда описывается как "избавление от власти Луны".
Вся "лунатичность" главной слабости состоит прежде всего в ее механичности, в автоматической природе ее проявления. Если однажды ее увидеть, то ее природа изменится. А с привнесением сознания и контроля появляется возможность использовать свою черту намеренно для достижения определенной цели. Когда это происходит, "главная слабость" может трансформироваться в "главную силу", "особую способность", которой этот человек отличается от других и на основе которой он один может достигать цели и быть полезным.
В той степени, в какой человек является жидкостью, он делает то, что диктует ему луна. Его и в самом деле можно было бы назвать лунатиком, если бы в нем не было других, более разреженных материй и энергий, которые не зависят от этого влияния. Потому что так же, как свет не подвержен гравитации, так и функции разума и эмоции, работающие с энергиями, более электрическими по своей природе, чем жидкими, не испытывают необходимости в следовании за потоком луны. В той степени, в какой центр тяжести жизни человека лежит в них, он независим от луны. В той степени, в какой он кровь и лимфа, он - ее создание. Селена, как говорилось в греческой легенде, влюблена в Эндимиона, но в отличие от Пана он принадлежит ей лишь отчасти. И если он сбросит с себя чары сна, которыми окутал его Зевс, и станет сознательным, он освободится от нее полностью.
Луна как магнит
Теперь наше внимание привлекает совершенно другая функция Луны. Мы видели, что вес и удаленность Луны имеет огромное значение для Земли. Но некоторые удивительные факты, касающиеся этого веса и расстояния, можно объяснить только предположив у Луны такое же близкое родство с Солнцем.
Хорошо известно, что во время полных солнечных затмений диск луны 1точно0 закрывает диск солнца, затемняя всю его поверхность и оставляя видимой лишь окружающую его огненную корону. Действительно, это настолько хорошо известно, что никто не считает это чем-то из ряда вон выходящим. Но если бы луна была на несколько сот миль больше или меньше в диаметре, или на несколько тысяч миль ближе или дальше, то такого точного совпадения не произошло бы. Из всего огромного диапазона размеров и расстояний, возможного, казалось бы, для спутников, выбрана была именно эта особенная точка. Ясно, что это соединение размера и расстояния должно иметь особое значение, и представлять некий центр в каком-то поле невидимой силы.
Другими словами, если представить,что испускаемый Солнцем луч света сходится в одной точке и фокусируется на центре Земли, то Луна расположена как раз так, чтобы разрывать этот луч в определенных повторяющихся обстоятельствах, которые мы называем затмениями. В терминах нашей электрической аналогии Солнечной Системы как ряда трансформаторов это означало бы,что функция Луны состоит в том, чтобы изменять постоянное влияние Солнца в некий прерывистый ток. Этот принцип подобен тому, который применяется в электрическом звонке, где магнит и пружина использованы для того, чтобы проводить и прерывать один постоянный ток, и при помощи якоря или язычка, который притягивается ими поочередно, производить механическую вибрацию, слышимую нами как звук.
Любопытствуя дальше, мы находим, что последовательность таких затмений или разрывов солнечного тока вполне регулярна, и повторяется с периодом, продолжающимся 18 лет и 11 дней, который древние называли Сарос. За этот период в разных частях света можно наблюдать 28 полных солнечных затмений. Таким образом, механизм Луны, по-видимому, устроен так, чтобы прерывать солнечное излучение с частотой около 120 циклов за 80 лет, которые, как мы вычислили, являются моментом восприятия Солнца. Если взять 80 лет во времени Солнца соответствующими одной тридцатой доле секунды во времени человека, 139,0 то это будет эквивалентно частоте четырех килогерц.
39. Смотрите Главу 2, III, "Времена Вселенной".
Укрепляет нас в этом взгляде на луну как на прерывательный механизм для солнечного света еще один малозамеченный факт. Если принять во внимание движение Земли, то скорость обращения Луны вокруг последней за 27,3 дня оказывается точно совпадающей со скоростью вращения Солнца на его собственной оси за 25,3 дня. Является ли этот привод какой-то невидимой механикой или следствием фото-электрического влияния, но действие его таково, как если бы Солнце вращало Луну на ее орбите наподобие двух шестерен одного диаметра, которые всегда противостоят друг другу и встречаются друг с другом одними и теми же гранями. Невозможно поверить, чтобы такое совпадение скоростей было случайным, можно только предположить, что хотя Луна отнесена к полю Земли, она при этом является частью некого солнечного механизма для производства требующегося переменного тока.
В сравнении с прерывательной частотой Луны (4 килогерц), излучения Солнца несомненно имеют намного более высокую частоту. Действие луны, следовательно, состоит в том, чтобы призводить импульсы высокочастотного тока. По обычной теории электричества, это создавало бы переменный ток в любой примыкающей цепи, настроенной на частоту, с которой эти импульсы приходят. Именно такой цепью можно считать Землю.
Если предположить, что наш анализ правилен, то каково назначение или воздействие созданного высокочастотного тока в поле Земли? Вся полнота значения этого процесса находится далеко за пределами нашего понимания. Но есть одно особое воздействие, связанное с высокочастотными токами, которое с нашей точки зрения наводит на размышления. Это явление, известное электротехникам как "скин-эффект". Если постоянный низкочастотный ток проходит через провод, он движется одинаково через все его сечение, как вода в трубе. Но чем выше частота, тем ток все ближе держится к поверхности провода, а на скоростных радио-частотах он переносится почти полностью по поверхности. Точно так же вода, выливаясь из простреленной бочки, стремится течь по краям отверстия, оставляя в центре вихрь воздуха.
Таким образом, одним из следствий созданного луной высокочастотного воздействия могло бы быть то, что оно заставляло бы трансформированную солнечную энергию протекать по 1поверх1ности0 Земли во времени, то есть протекать по той части Земли, которая покрыта миром Природы или органической жизнью. Более того, думаем ли мы об этом явлении с точки зрения электричества как о "скин-эффекте", либо с точки зрения механики как о центробежном стремлении воды в простреленной трубе, целью этого воздействия будет создание наружного притяжения, подъемного эффекта на поверхности нашего проводника.
Начав с совершенно другой точки зрения, мы снова пришли к тому же самому пониманию луны как силы, поддерживающей органическую жизнь, того, что держит живые творения поднятыми перпендикулярно поверхности земли. Как невидимый кукловод, она держит шнурки, которыми куклы приводятся в движение. Она является, как мы видели раньше, огромным 1магнитом0 Природы, оказывающим на нее в три раза большее магнитное влияние, чем все планеты вместе взятые.
Перед тем как перейти к дальнейшему, нам было бы полезно рассмотреть вопрос о магнетизме вообще и, в частности, удивительную неспособность этой научной отрасли идти наравне со всем остальным научным прогрессом.
Современная наука о магнетизме началась в шестнадцатом веке, и была систематизирована в 1600 году Вильямом Гилбертом, который брал Землю как великий или первоначальный магнит и изучал все меньшие магниты как "terellas" или миниатюрные земли. Чтобы подчеркнуть живое свойство магнетизма, он озаглавил свою книгу "Новая физиология". В самом деле, все ранние исследователи рассматривали магнетизм как универсальный принцип, принцип космического притяжения и отталкивания, который был связан на каждой шкале с явлениями отливов и приливов. В 1766 году Месмер опубликовал в Вене диссертацию, в которой утверждал, что "существует взаимное влияние между Небесными Телами, Землей и Живыми Телами", осуществляющееся посредством "универсально распространенной и непрерывной жидкости… имеющей ни с чем несравнимую разреженную природу." "Свойство живого тела, которое подчиняет его влиянию небесных тел и принуждает к взаимодействию с окружающей средой" он назвал "животным магнетизмом".
Пятьюдесятью годами позже Фарадей открыл, что проходящий через провод электрический ток создает магнитное поле силы, то есть электро-магнетизм. И приблизительно в то же время он был открыт и как молекулярное явление, зависящее от сглаживания или одинаковой поляризации всех атомов данного металла.
С этого времени исключительно лишь две формы магнетизма - земной и металлический - занимали внимание исследователей, а два других его аспекта, ранее открытых, - планетный магнетизм и животный магнетизм - были отвергнуты и полностью игнорировались.
Теперь мы можем настаивать на пересмотре и планетного, и животного магнетизма как одинаковых явлений, прежде всего на основе самого открытия Фарадея. Потому что, как мы видели ранее, следы планет во времени могут на самом деле рассматриваться как "провода", заряженные током, индуктированным от Солнца, и поэтому окруженные магнитными полями, как Земля. К тому же, как мы знаем из физиологии животных, "провода" нервов переносят электрические импульсы и должны также вырабатывать магнитные поля, как большие, так и маленькие.
Отказ от животного и планетного магнетизма можно объяснить лишь тенденцией - основанной на недостатках научного метода - отказываться от того, что не может быть измерено механическими инструментами. Например, явление личного притяжения и личного отталкивания между различными типами и противоположными полами является тем, что каждый отдельный человек ежедневно наблюдает и измеряет для себя: возможно, это наиболее точно известная ему вещь во всем его опыте. Это прямое восприятие животного магнетизма. Каждый раз, когда два человека встречаются взглядами, они могут чувствовать и наблюдать замыкание некой магнитной цепи. Однако по той причине, что ни один известный инструмент не может измерить эту цепь или степень этого притяжения или отталкивания, все это молчаливо игнорируется. По той же причине был проигнорирован планетный магнетизм. В ближайшем будущем можно ожидать новых научных исследований обоих этих "забытых явлений".
А пока мы будем продолжать рассматривать и животный и планетный магнетизм как подчиняющиеся тем же законам, что и земной и металлический магнетизм, несмотря на то, что они остаются неизмеряемыми.
Итак, Луна - это большой магнит всей Природы. Она поддерживает миллионы отдельных магнитных полей, которые приводят в движение все отдельные живые тела на Земле и которые отличают их от мертвых. Каждый живой организм, наделенный жизнью Солнцем, составляет такое отдельное и кратковременное магнитное поле. Можно в самом деле сказать, что в дополнение к своему физическому телу он имеет магнитное тело. И эти магнитные тела созданы и находятся под влиянием магнитного действия Луны, хотя и получили форму и разнообразие от меньшего и вечно-изменяющегося магнетизма планет.
Что касается человека, это магнитное поле или магнитное тело имеет много интересных аспектов. Именно магнитным полем было то, что при изучении Кильнером и Багналлом через экраны цианиновой краски выявлялось как некий род ауры, расходящейся на два или три дюйма во все стороны от физического тела. Как следовало бы ожидать, оно имеет особое родство в телесными жидкостями, особенно с артериальной кровью, которая - из-за высокого процента содержания железа - является как бы проводником магнетизма. Поэтому магнитное поле сильнее у полнокровных людей, и слабее у худых и анемичных. Оно, таким образом, близко связано с состоянием здоровья, как всего тела в целом, так и отдельных частей.
Именно этим магнитным телом человек чувствует физическое состояние других, и сразу ощущает симпатию к одному и раздражение от другого. Оно является также органом "сочувствия", то есть понимания или "общего чувствования" страдания, недомогания или здоровья другого человека, хотя не следует смешивать эту способность с эмоциональным пониманием, которое намного быстрее и гораздо проницательнее.
Близкая связь магнитного поля с потоком крови делает его важным фактором в лечении. Помимо того, что каждый человек усилием внимания может сконцентрировать его в желаемом месте, некоторые люди имеют природную способность "сглаживать" или поляризовать магнитные поля других. Когда эта сила является подлинной, мы видим "целителей верой" или "психических целителей". В некоторых местах, где долгое время была сконцентрирована очень большая магнитная сила, например, в некоторых центрах паломничества, такое "разглаживание" магнитного тела может быть проведено не лично кем-то, а произойти само собой, сопровождаясь чувством какого-то особого прилива сил, а с наиболее восприимчивыми людьми возможны даже физические "чудеса". В других случаях воздействие на магнитные тела других может принимать форму месмеризма или гипнотизма.
Обычно магнитное тело является текучим или туманным, облекающим все физическое тело, или, возможно, более сконцентрированным около сердца. Направленное внимание имеет способность фокусировать его, и этим усиливать приток крови к определенному месту. Но существует возможность, что какой-нибудь страшный шок или эмоциональное насилие, особенно в момент смерти, может "заморозить" его навсегда, или почти навсегда, в данной форме. В этом случае оно может сохранять свою форму даже после разрушения вырастившего его живого тела. Это именно та возможность, на которой основаны все истории о духах, призраках, "явлениях", и легенда о независимом существовании доппельгангера - духа-двойника у живого человека.
Вообще, относительно как аномальных, так и нормальных явлений, связанных с магнитным телом, самое главное для нас - это помнить, что магнитное тело является чисто механическим явлением. Все связанное с магнитным телом, и вообще, все подверженное влиянию луны, не имеет ничего общего с психическим развитием или с сознанием.
Луна как отпрыск земли
Одним из главных характерных свойств луны, как было отмечено ранее, является то, что на ней никогда ничего не происходит. Современные телескопы придвинули человеческое зрение к луне настолько же близко, насколько ракеты, оснащенные фотокамерами, отодвинули его от Земли. Другими словами, человек может теперь изучать Землю и Луну с одинакового расстояния. На самом деле, освещенная ослепительным, не рассеиваемым атмосферой солнечным сиянием, поверхность Луны просматривается так же ясно, как земной ландшафт с борта трансконтинентального самолета.
Но изучая ее целый год подряд, наблюдатель открывает, с зарождающимся чувством ужаса, что там никогда ничего не меняется. Те же самые зубчатые ряды гор, ослепительно белые на фоне смоляно-черных теней, те же самые двадцатимильные кратеры, как навечно замороженные всплески в кувшине молока, а между ними те же самые пустыни вулканического пепла, то нагревающиеся под вертикальными лучами солнца до температуры кипящей воды, то остывающие при переходе в тень до 80 ниже нуля по Цельсию - все это одно и то же сегодня, завтра, во времена Цезаря и через тысячу лет.
Там не только ничего не растет, но не существует ни времен года, ни ветров, ни даже инея или льда. Один лишь беззвучный столб пыли от упавшего метеорита, только ослепительный день и черная как смоль ночь, окаменевшая от холода открытого космоса - это вся амплитуда перемен. Довольно странно, но самый точный отчет, который мог бы быть сделан об условиях на луне, можно найти в некоторых средневековых описаниях ада. Потому что только они передают идею вечного огня, вечного холода, невозможности улучшения. Мы так привыкли к постоянной изменчивости и скоротечности мира Природы, что нам почти невозможно постичь в обычных понятиях мир, где время не приносит изменения.
Все это присуще миру, в котором недостает самых первых октав материй, которые мы обсуждали в предыдущей главе. Если попытаться изобразить таблицу лунных элементов, она, возможно, начиналась бы ниже кислорода, где главные материи органической жизни заканчиваются. Во всяком случае, такие материи могли бы появляться там только "заключенными в тюрьму" формы металлов или минеральных солей.
Единственный вид изменения, который, кажется, происходит на Луне, и который, возможно, является там первым приготовлением к жизни через бесчисленное количество эпох, - это тенденция пыли, поднятой падающими метеоритами и сыплющимися камнями, продвигаться в сторону какого-то одного региона, где она, по-видимому, наполняет мертвые кратеры и создает, неизмеримо медленно, огромную равнину пыльных наносов.40.
40. Fred Hoyle, "The Nature of Universe", стр.11. Фактически это является началом приливов; масса лунной пыли начинает притягиваться Землей, так же как масса земной воды притягивается Луной.
Ранее мы рассмотрели связь вращения с отделением материй в различные состояния, которое может привести к появлению атмосферы и органической жизни. Луна не вращается, и она представляет собой, как мы предположили бы о теле, где еще не была создана разделяющая сила, твердую и однородную массу материи в минеральном состоянии.
Существует ли у Луны возможность приобрести вращение, и таким образом, со временем, вырабатывать воздух и жизнь? Растет ли она на самом деле? При ответе на этот вопрос мы должны учесть четыре факта. В настоящее время луна находится от своего родителя на расстоянии 30-ти его диаметров. Она не вращается. Меркурий находится на расстоянии 42 диаметров своего родителя, Солнца. Он не вращается. 141.0
41. Так называемое вращение Меркурия _3один раз в течение всего обращения его вокруг Солнца, является, конечно, простым сохранением постоянного отношения к последнему. Это заимствованное движение, вовсе не являющееся вращением в смысле независимого планетного движения. Венера находится на расстоянии 77 диаметров от своего родителя Солнца, и она уже начала вращаться. Все следущие далее планеты вращаются, и как правило, чем дальше планеты, тем быстрее они вращаются. И кроме того, Луна определенно, как, возможно, и планеты, медленно удаляется от своего светила.
Поэтому кажется чрезвычайно возможным, что планета или спутник, вырастающая первоначально из тела его родителя, приобретает силу вращения и, следовательно, независимой собственной жизни, только когда она вышла из-под родительской опеки, то есть отошла на некое определенное расстояние от своего источника. Это расстояние, по всей вероятности, должно быть от пятидесяти до семидесяти раз больше диаметра этой планеты. При таком расчете Луна, прежде чем сможет начать вращаться и вырабатывать жизнь, должна будет отойти от Земли в два раза дальше, чем она находится сейчас. Она фактически находится на полпути между зачатием и рождением как независимая планета.
Если это ребенок Земли, то какого возраста? В поисках человеческой аналогии мы должны пойти назад, за пределы детства, младенчества и даже рождения. Это дитя не только еще не родилось, но плод еще даже не начал двигаться. Он как эмбрион или форма будущего мира, который еще не имеет ни собственной жизни, ни движения.
Для наблюдателя, который привык видеть живые человеческие существа с их непрекращающейся сменой движений и настроений, с их безостановочной игрой выражений, настроений, поз и так далее, и который каким-то образом получил возможность увидеть неподвижный утробный плод в материнском лоне, - этот зародыш будет выглядеть безжизненным и неизменным. Он сказал бы, что с ним ничего не происходит, и у него нет никаких возможностей, - оттого, что, хотя скорость изменений его внутренней сущности намного быстрее, чем у знакомых ему мужчин и женщин, она была бы совершенно лишена наружного изменения личности, которое он ассоциирует с внутренними изменениями. Именно такой может быть стадия развития спутника Земли.
Но если это так, то как же питается луна? Такой эмбрион до своего рождения как независимый организм всем своим существованием зависит от приобщенности к потоку крови своей матери. Необходимое для его роста питание он получает от нее. Голый шар луны еще не способен трансформировать прямой солнечный свет. До тех пор, пока он не приобретет собственную атмосферу и жизнь, он должен получать эту энергию от Земли уже переваренной.
Мы уже отметили различные влияния Луны на Землю. Каково ответное влияние Земли на Луну? Что переходит от родителя к плоду? И вновь то явление, которые мы различным образом описывали как притяжение луны, ее подъемное или сосущее действие, создание ею центробежного тока за пределы Земли, поможет нам ответить на этот вопрос. Поскольку все они являются лишь различными описаниями некоторого течения от Земли к Луне, подобного течению крови от матери к еще не родившемуся ребенку.
Луна поднимает или всасывает все органическое творение с поверхности Земли. Но сила ее притяжения на этом не останавливается. Есть основание предполагать, что, когда организмы умирают и их составные элементы возвращаются в общий земной запас, это притяжение уже неким образом считается законченым и магнитная цепь замкнутой. Когда кукольник отпускает свои куклы, они падают на сцену и становятся инертными кусочками картона и одежды. Что-то уходит от них обратно к нему. Это их движение, их иллюзия жизни, их кукольная душа.
Все наши выводы о роли Луны приводят нас к убеждению, что именно то электрическое напряжение, которое составляет разницу между живой и мертвой материей, создает ток, необходимый для существования Луны. Каждый живой организм, наделенный жизнью Солнцем, составляет отдельное и кратковременное магнитное поле. Когда он умирает и его способность трансформации солнечной жизненной силы у него отнимается, это магнитное напряжение освобождается. Это освобождение миллионов таких магнитных полей, больших и малых, ежечасно и ежеминутно на всей поверхности Земли должно производить огромный ток в примыкающем проводнике. Поскольку нет указаний, что эта энергия снова как-то используется на земле, - потому что следующее поколение живых существ всегда появляется от новой солнечной энергии, - мы должны предположить, что она куда-то отводится.
На самом деле этот магнитный ток, освобожденный смертью живых созданий, летит на нижний уровень ионосферы, который, как выяснилось в последнее время, находится под воздействием лунного магнетизма. 142.0
42. Sydney Chapman, "The Earth Magnetism", стр. 77.
Там он соединяется с общим магнитным током, связывающим Землю и Луну. Вычисления, сделанные на основе задержки между магнитными возмущениями на поверхности Солнца и их отражением в атмосфере Земли, показали, что магнитные влияния перемещаются со скоростью 400 миль в секунду. 43.
43. Там же, стр. 114-115. За десять минут то, что составляло разницу между живым и мертвым телом, улетает на Луну, которая поддерживала его в течение жизни.
Этот магнитный ток является жизненно важной для Луны связью, той пуповиной, которая соединяет ее с ее матерью Землей.
9 Мир природы
Ш е с т ь ц а р с т в п р и р о д ы
Многие данные позволяют предположить, что покрывающие Землю шесть царств Природы выполняют для нее ту же роль, что и различные ключевые органы тела. Такие органы, как поджелудочная или щитовидная железы, имея свое материальное воплощение в одном месте, выделяют гормоны, необходимые для всего организма в целом и проникающие во все его части. Так и минеральное царство, например, хотя его центр тяжести лежит в геологической сфере камней и почвенных отложений, проникает во все стороны природы и даже в человека, в крови и костях которого минеральные соли играют важную роль. Растительное царство, с его центром тяжести в растениях и деревьях, также существует в человеке в виде растительной жизни тканей и плоти. Но в них она преобладает, а в нем играет подчиненную роль.
Поэтому царства Природы не являются такими же отдельными классами созданий, как уровень какой-то одной формы жизни, или какой-то одной плотности. Отдельные существа различаются не столько принадлежностью тому или иному царству, но скорее количеством природных царств, которые в них содержатся, и от которых, следовательно, они зависят.
Таким образом, кусок камня принадлежит непосредственно и единственно минеральному царству. Роза, растущая на нем, принадлежит как минеральному, так и растительному царствам; тогда как гусеница, которая ест эту розу, принадлежит к ним обоим и, дополнительно, к царству беспозвоночных животных. Собака - минеральная по своему костному строению, растительная по своей соединительной ткани, червеобразная по своей пищеварительной системе, но, помимо всего этого, позвоночная по наличию спинного хребта и подчиненной ему нервной системы, позволяющей двигаться, чувствовать, координировать восприятия и логические действия, что невозможно для беспозвоночных.
Поскольку одна из главных причин мучения и замешательства человека состоит в том, что он обычно считает все эти различные стороны самого себя одинаково человеческими и одинаково личными, нам было бы полезно выяснить их разницу более детально.
В самом общем смысле, различные царства Природы расположены на земном шаре так, как естественно расположились бы все материи, предоставленные самим себе, - наиболее плотные внизу, а наиболее разреженные вверху. Самое нижнее царство - это царство металлов, которое, по-видимому, имеет свой центр тяжести в барисфере. Это тяжелая оболочка, 1700 миль толщиной, покрывающая ту неизвестную центральную сердцевину Земли, которая не передает вибраций и, как кажется, является более "мертвой" и плотной, чем что-либо существующее на поверхности Земли. Из того, как барисфера реагирует на волны землетрясений, был сделан вывод, что ее самые нижние уровни могут состоять из железа или никеля, ставших чрезвычайно жесткими из-за сильного давления, и что эта жесткость постепенно уменьшается по мере приближения к поверхности. Это царство металлов.
Над барисферой существует более тонкая оболочка камней и минералов, известная как литосфера. Эта оболочка составляет лишь 50 миль в толщину и содержит, главным образом, базальт, гранит и другие стекловидные вулканические камни. Эти камни являются кристаллическими формами кремнезема, железа, титана и магния, и поскольку они образуются путем окисления или сгорания этих металлов, мы можем представить их себе как бы питающимися этими последними. Они образуют царство минералов.
Это царство включает в себя в своих самых верхних слоях почву земной поверхности, которая, в свою очередь, покрыта тонкой зеленой пленкой царства растений, питающихся минеральными солями. Здесь появляется два очень четких изменения. Царство растений является клеточным по строению, и оно чувствительно к свету. Клеточное по строению, оно наделено изменяющейся формой, совершенно отличной от неизменной кристалличекой формы минералов и металлов. Чувствительное к свету, оно способно с помощью механизма фотосинтеза, основанного на хлорофилле, преобразовывать солнечное излучение в энергию для собственного употребления. Таким образом, в отличие от низших царств, которые кажутся сравнительно аморфными и мертвыми, мир растений особенно подвержен формирующему влиянию планет и живительному влиянию Солнца.
Питающееся миром растений - гораздо более разреженное и чрезвычайно важное - царство беспозвоночных. Десять из двенадцати основных групп животных, включающие в себя бесчисленную армию червей и насекомых на суше, моллюсков и ракообразных в море, принадлежит к этому царству, которое насчитывает сотни тысяч или даже миллионы видов. Большинство беспозвоночных имеют способность к передвижению, и питаясь растениями, они оказывают им ответную услугу взрыхления и аэрации почвы.
Мы отметили, что барисфера в 300 раз толще, чем литосфера, и, очень приблизительно, эта литосфера в 300 раз толще царства растений. Это, по-видимому, является общим порядком отношения следующих друг за другом природных царств, потому что переходя к царству позвоночных, мы видим слой намного более редкий и тонкий. В зонах умеренного и тропического климата беспозвоночными населен каждый квадратный дюйм земной поверхности; позвоночным же для свободного передвижения требуются квадратные футы или даже акры.
В этой точке, кажется, снова появляется очень заметное изменение, такое же отчетливое, как и то, что отделяло растения от минералов. Потому что значение позвоночного столба и подчиненной ему нервной системы и мозга, хотя бы самых зачаточных, поистине огромно. Позвоночник содержит параллельные центростремительные и двигательные нервы, то есть систему передачи впечатлений из внешнего мира в некий центр, где они сортируются и откладываются, и где из этих отложенных впечатлений делаются определенные выводы, и откуда при помощи некой второй системы передается необходимая двигательная команда мышцам. Позвоночные, во всяком случае потенционально, имеют способность видеть и действовать. Они способны трансформировать для своих нужд не только солнечное излучение вообще, но и отдельные впечатления, созданные таким излучением. Они реагируют не только на яркость света, но на определенную частную модель света, звука и других вибраций, образованную, например, обликом человека, его запахом и скрипом его ботинок.
Наконец, мы подходим к царству человека, слою настолько разреженному и тонкому, что на одной квадратной миле земной поверхности можно найти в среднем лишь десять человеческих существ. Человек питается растениями, беспозвоночными и мясными частями позвоночных. Если спросят, чем же объективно человек отличается от других царств Природы, мы сначала затруднимся с ответом. Что есть такого в человеке, что не является металлическим, минеральным, растительным, и чего нет, по крайней мере потенциально, у животных?
Существует некоторые явные ловушки, которых нужно избегать при ответе на этот вопрос. Например, мы должны стараться не давать некоторым явлениям других названий только потому, что они принадлежат человеческому миру. Мы должны быть осторожны, называя "разумным приспособлением к окружению" человека то, что мы называем "самосохранением" у животных, "культурной памятью" человека то, что мы называем "стадным чувством" у животных, и так далее. Допустим, люди живут в городах; но так же пчелы и термиты. Человек передает знание от поколения к поколению; но так же, по-видимому, мигрирующие угри. Человек стоит на двух ногах; но так же и устрицы, а аисты даже на одной.
Устранив многие кажущиеся различия, обусловленные шкалой или точкой зрения, мы остались с очень кратким списком чисто человеческих качеств. Люди, например, готовят свою пищу, используют орудия труда, носят одежду, мыслят понятиями, находятся под влиянием некого чувства правильного и неправильного, могут развивать души.
Последняя идея требует многих объяснений, первая будет вкратце рассмотрена позже. Остальные четыре происходят из весьма особого чувства отношения, зарождающегося сознания самого себя в отношении к вселенной. Мы можем сказать, например, что использование орудий - это практическое выражение этого чувства, ношение одежды - эмоциональное или художественное выражение, мышление в понятиях - интеллектуальное, чувство правильного и неправильного - моральное. Не может быть никаких орудий там, где нет мастера, чувствующего свое отношение к неодушевленному материалу. Не может быть никакого понятия о правильном и неправильном, где нет человека, который чувствует свое отношение с другими живыми существами. Все эти свойства происходят от чувства, врожденного для человеческого рода, но очень смутного и спутанного в каждом отдельном человеке, - "Вот я, это другие создания, вокруг нас - вселенная."
Но на деле это ощущение для обычного человека - только возможность. Оно не является его ежедневной и ежечасной реальностью. Человек очень горд, пользуясь всем тем, чего первопроходцы человечества с трудом достигли за тысячи лет и сделали для него доступным. И он часто верит, что раз он пользуется плодами их труда, то он разделяет с ними и их восприятие и их состояние сознания. Он должен быть очень искренним с самим собой, чтобы понять, что огромную часть своей жизни он лишь муравей в своей организации, бобер в своем строительстве, обезьяна, наряженная в одежду, попугай, повторяющий слова.
Собственно человеческое остается в нем лишь потенциальным. Можно сказать, что, по-видимому, это какая-то высшая нервная система дает ему возможность быть сознательным в его собственном существовании и его отношении к окружающей вселенной. Человек может быть сознательным, и через сознание он может понимать. Только в этом он человек. Поэтому он является человеком больше по потенциальной возможности его организма, чем по настоящей его работе; так же как позвоночное является позвоночным только по потенциальной возможности логических действий в соответствии с впечатлениями. За исключением одного, все импульсы и ощущения, которые человек находит в себе, принадлежат низшим царствам Природы; его единственный человеческий признак - это возможность сознания, чувства одновременно и отделенности и единства со всем творением. Если он помнит это, то многое может стать для него яснее.
В самой последовательности царств Природы, кажется, заложено истинное назначение этого единственного человеческого качества. Потому что когда мы устанавливали функции Земли - металлы, минералы, растительная жизнь (без собственного тепла), беспозвоночная плоть (с собственным теплом), позвоночные и человек - мы, кажется, установили также и любопытную естественную прогрессию едящих и едомых, питающихся и служащих пищей.
Растения едят металлические соли, беспозвоночные едят минеральную материю, позвоночные едят все растения. Пища человека отличается от пищи других позвоночных тем, что она готовится на огне и горячая, тогда как их пища холодная и сырая. Таким образом, человек - по природе своей или по собственному изобретению - питается, можно сказать, теплой беспозвоночной плотью. Единственное известное существо, которое ест позвоночных целиком - полностью скелеты лошадей, слонов и ослов, с хребтами и костями - это Земля.
Если таким образом вся вселенная ест и съедается, то тогда - что ест человека? Очевидный ответ - нечто, еще более высшее, чем Земля. Существо, имеющее природу, следующую по высоте над Землей и планетами, - это Солнце. Человека должно есть Солнце.
Но мы знаем, что трупы людей, как всех позвоночных организмов, ест Земля, а как скопление минеральных солей - едят беспозвоночные, черви. Далее, мы выяснили, что как магнитные поля они идут в пищу Луне. Что же в таком случае означает, что человек мог бы быть пищей для Солнца? Это может относиться только к той части человека, которая отличает его от всех других позвоночных, то есть к его сознанию. Солнце питается сознанием людей. Позднее мы сможем лучше увидеть, что может означать этот загадочный принцип.
ПРИРОДА В ПРОСТРАНСТВЕ. ПРИРОДА В ГЕОЛОГИЧЕСКОМ ВРЕМЕНИ
Расстановка царств Природы, которая теперь представляется нашему взгляду, проясняет то, что ранее было определено не достаточно четко. Иногда мы брали Землю как один космос, а Мир Природы как другой, а иногда их вместе как образующие один космос. Неопределенность эта была неизбежна из-за удивительно двойственной роли Мира Природы в общей лестнице творения - с одной стороны, как составной части планеты Земля, а с другой - как отдельного механизма, имеющего собственное право на создание жизненных связей между разными частями Солнечной Системы.
Природа ("nature", буквально,- "то, что рождено") получает и трансформирует свет Солнца, создавая из него все богатство живых форм, которые после своего разрушения идут в пищу Земле своими телами и Луне своим магнетизмом. Природа в буквальном смысле сцепляет Солнце, Землю и Луну.
Но теперь, проанализировав различные царства природы, мы обнаруживаем, что Природа включает в себя всю Землю целиком. Ничто не остается вне Природы. Природа и Земля, таким образом, образуют одно существо, один космос; а все разнообразие известных нам живых форм составляет лишь высшие функции этого космоса. Природа может поэтому рассматриваться как эмоциональная, творческая или художественная сторона космоса Земли; так же как, когда мы говорим Моцарт или Бетховен, мы думаем не об их костях или мускулах, но об их творческой или художественной роли.
Поэтому в дальнейшем мы будем считать Землю и Природу одним космосом. Но при обращении к Природе мы будем особо иметь в виду этот художественный и поэтический аспект нашей планеты, который - без конца наряжая ее в новые одежды формы и цвета - постоянно окружает человечество своей аурой красоты и радости. Без такого понимания все наше научное знание о мире Природы может дать только мертвую и тоскливую картину.
Теперь, хотя эти различные царства Природы - металлическое, минеральное, растительное, беспозвоночное, позвоночное и человеческое - лежат одно на другом, как слои или пласты материи в естественном порядке уменьшающейся плотности, мы знаем, что на самом деле они не так резко разделены, но очень тонко проникают друг в друга.
Закон, управляющий их взаимопроникновением, больше всего известен как Броуновское движение мельчайших частиц. Например, пылинки в луче света, или частички краски в стакане воды не подчиняются каждая в отдельности тому, что мы называем законом гравитации, но, подталкиваемые бомбардировкой молекул, совершают причудливый и на вид бессмысленный танец в среде своего существования. Если же увидеть все поле в целом, то оказывается, что все частички расположились в совершенной градации от плотного к разреженному и распространение их по мере подъема к верхним слоям уменьшается в точной геометрической прогрессии.
Этот закон диффузии, которая хорошо видна, когда, например, мы наливаем молоко в стакан холодного кофе, на самом деле не ограничивается мелкими частицами. В казалось бы бессмысленном расположении майских мух на потолке вокруг лампы можно заметиь совершенную градацию плотности от света к темноте. Случайное освоение новых земель по желанию отдельных иммигрантов приводит к совершенной градации их расселения от центров коммуникации и богатства в сторону неосвоенных местностей. Фактически все заселение Земли человеком следует этому закону. Отдельные частички распространяются от более благоприятной среды к менее благоприятной по совершенной, геометрически уменьшающейся градации.
Точно таким же способом низшие царства Природы распространяются или проникают в высшие, а высшие в низшие. Мы можем даже представить весь Природный Мир как некий сосуд, в котором эти частички шести жидкостей, имеющих разный удельный вес, перемешаны в соответствии с этим законом. Эта идея становится яснее, когда мы видим, что эти различные природные царства имеют свои центры тяжести в различных периодах таблицы элементов. Потому что тогда сразу видно, что элементы каждого отдельного периода концентрируются в соответствующем им царстве, при этом распространяясь, как описывалось, немного вверх и вниз.
Мы можем предположить, например, что настоящее место необычных радиоактивных элементов 7 периода находится в инертной сердцевине Земли. Мельчайшие частички их, однако, распространяются до верхних слоев литосферы; хотя, как мы ранее заметили, их нет на поверхности Земли.
Центр тяжести плотных металлов и редких элементов 6 периода лежит, вероятно, в барисфере. Они тоже просачиваются вверх, появляясь в виде залежей, которые ближе к земной поверхности, чем радиоактивные элементы, хотя, как и они, не имеют естественного места на поверхности, кроме как в изобретениях человека.
Родство элементов периода 5 - с литосферой. Эти элементы все еще проникают, но уже реже, в верхние органические царства, за исключением йода, который существует в значительных количествах в море и морской жизни, и играет стабилизирующую роль даже в человеческом организме. Здесь, однако, мы начинаем замечать не только проникновение частиц нижних уровней вверх, но так же частиц верхних уровней вниз. Потому что мы находим в мире минералов железо, кремнезем и магний из высших периодов, и даже кислород в форме оксидов этих металлов.
В 4-ом периоде появляется калий и кальций, и те металлы, как железо и медь, соли которых образуют почву, среду существования царства растений, и являются ключевыми в структуре клетки, а также тканей и системы сокообразования, характерных для растительной жизни. Это царство также отмечено нисходящим прониканием углерода, азота и кислорода.
Центр тяжести царства беспозвоночных лежит в периоде 3, где мы находим натрий и хлор соли, а также фосфор, необходимый для фосфоресцирования столь многих насекомых и морских беспозвоночных. Морская вода является основной средой беспозвоночных и именно в океанах содержится наибольшая концентрация соли и фосфора. Многие элементы этого периода просачиваются в малых количествах вверх, в организм человека.
Газы азот и кислород 2-го периода образуют воздух, который является средой существования царства позвоночных, и вместе с углеродом составляет основу их жизни как таковой. 144.0
44. Более детальный материал об этой последовательных связях можно найти в "Биосфере" ("La Biosphere") Г. Вернадского, и "Цикле выветривания"("The Cycle of Weathering") Б.Б.Полинова.
Наконец, мы приходим к выводу о некой особой связи потенциальных возможностей человека с водородом, заполняющим весь период 1. Само напряжение, жизненность и сознание человеческого существа зависит, как мы знаем, от концентрации ионов водорода в его крови. Водород, по-видимому, играет ту же роль по отношению к высшим функциям человека и его способности перевода солнечного излучения в высшие формы энергии, как он это делает по отношению к Земле. Поскольку именно ионосфера или сфера водорода, расположенная в шестидесяти милях над поверхностью Земли и далее выше - так называемые "небеса" древних, - получает и трансформирует электрическую энергию солнца в ее чистейшей форме.
Итак, мы обнаруживаем, что элементы каждого периода составляют как бы среду жизни для одного из царств Природы, в которой это царство существует и из которого оно берет материалы, присущие его структуре. Царство металлов в барисфере, царство минералов в литосфере, царство растений в почве, царство беспозвоночных в море, царство позвоночных в воздухе, и некое родство высшей природы человека с насыщенными солнцем верхними слоями атмосферы, - представляют, в общем смысле, примеры, иллюстрирующие этот принцип.
Мы должны помнить, однако, что природа никогда не содержит октавы в одном измерении. Каждое явление участвует в октавах, проходящих во всех измерениях. Строение таблицы элементов становится ясным, только если она рассматривается как октава в квадрате. Таким образом, хотя среда воздуха кажется характерной для горизонтального периода 2, она фактически включает в свой состав все инертные газы - гелий, неон, аргон, криптон и ксенон - вертикальной ноты до. Хотя среда океана кажется характерной для периода 3, она включает в себя какое-то количество всех галогенов - фтора, хлора, брома, и иода - вертикальной ноты ре. Хотя среда почвы кажется характерной для периода 4, она содержит все щелочи вертикальной ноты си. Так же для литосферы и барисферы.
Именно это умножение октавы на октаву создает ту невероятно тонкую восходящую и нисходящую диффузию, которую мы отмечали ранее. Оно объясняет те некоторые аномалии материй, обнаруживающихся в самых неожиданных местах, которые остались бы непостижимыми, если бы мы пытались понять их только на основе горизонтальных октав. Это значит, что каждое царство Природы пропитывает все другие, являясь главным источником какой-то одной формы жизни, существующей везде. Эта идея прямиком возвращает нас к исходной точке в начале главы.
Мы сказали, что каждое явление имеет свое место в октавах, принадлежащих всем измерениям. Если октаву можно возвести в квадрат, то ее можно возвести и в куб. Так что если октава царств Природы раскрывается перед нами идущей как вертикально, из центра Земли вверх к ионосфере, так и горизонтально, внутри каждого из ее слоев, то мы можем искать ее также и в измерении времени.
И мы на самом деле находим как раз такую октаву, протянувшуюся через эпохи геологического времени. В докембрийских камнях, имеющих древность в тысячу миллионов лет и более и начисто лишенных окаменелых форм жизни, мы видим след целиком минерального мира. В палеозйской эре, несмотря на первые эксперименты Природы с моллюсками и трилобитами, на Земле преобладали горячие влажные леса - те огромные массы растительной жизни, останки которой дошли до нас в виде угольных залежей. В мезозойскую эру поднялись и опустились океаны, а в них поднялись до господства беспозвоночные орды моллюсков, аммонитов и кораллов, бесконечных числом и гигантских по размерам. Третичный период - это период, в котором позвоночные млекопитающие, предшествуемые чудовищными динозаврами мезозойской эры, неожиданно развиваются в тысячу искусных и тонких форм. Тогда как четвертичный включает всю историю того особого эксперимента, результатом которого стал известный нам человек.
Каждая из великих геологических эр представляет доминирование того или иного природного царства, каждое из которых имеет свой период превосходства, за которым следуют периоды его полной подчиненности следующему творению. В каждой эре делаются первые грубые эксперименты, подготавливающие тип существа, которому мир будет принадлежать в следующем периоде. Одинокие трилобиты палеозойской эры предзнаменовали собой весь мир беспозвоночных мезозойской эры; неуклюжий диплодок мезозойской эры, обреченный в своем собственном времени, был предтечей стройного коня и тигра следующей эры; человекообразная обезъяна третичного периода предполагала современный мир людей.
Этот эксперимент будущих форм в более раннее время соответствует нисходящему прониканию верхних элементов, которое мы отметили ранее. Моллюск в эпоху древовидных папоротников - это как кремнезем из периода беспозвоночных, внедрившийся в царство минералов. И в обратном смысле, примитивные формы жизни, все еще существующие в эру человека, играют, как элемент йод в его теле, стабилизирующую роль в том высшем мире, в который они проникли.
Эта геологическая октава хорошо показывает и изменяющуюся длительность различных нот в соответствии с их плотностью. Точно так же, как барисфера является слоем в 1700 миль толщиной, литосфера - 50 миль, биосфера растений - только в несколько сот футов, а царство животных и человека - неизмеримо тонкой пленкой, так и эта последовательность геологических периодов обнаруживает логарифмическое уменьшение. Эра металлов и минералов длилась от формирования Земли до начала Кембрийского периода, вероятно, тысячу миллионов лет. Продолжительность палеозойской эры растительной жизни иногда оценивается как 300 миллионов лет, мезозойской - 140 миллионов, третичной - шестьдесят миллионов, а нашей текущей, четвертичной - два миллиона. 145.0
45. Richard. M. Field in "Van Nostrand's Scientific Encyclopedia".
Длительность нот восходящей октавы уменьшается от ноты к ноте, потому что их вибрации становятся все более сжатыми. Эти периоды становятся короче, потому что в них все больше умещается событий. "Человеческая жизнь изменилась за последние 50 лет больше," - писал Джеймс Джинс,- "чем жизнь рептилий за 50 миллионов лет в Юрский или Пермский периоды."(Перевод А.Г.) 46.
46. Sir James Jeans: "Through Space and Time", стр. 47. Это как раз и есть свойство тонкой энергии, когда больше происходит в меньшем пространстве и за меньшее время. Таким образом, как мы ранее сказали о жизни существ, относящихся к разным шкалам, все геологические эры на самом деле имеют одинаковую длительность.
Но возрастающее сжатие нот по мере их восхождения несет в себе и другое значение. Чем больше может произойти в какое-то время, тем оно становится ограниченнее, и тем более скупо отмеряется. Эра древовидных папоротников, по самой ограниченности их возможностей, длилась 300 миллионов лет, но подошла к концу точно в положенный срок. Сэр Джеймс Джинс, скорее всего, преувеличивает, говоря, что наша временная шкала ускорилась с тех пор в миллион раз. По крайней мере, надо надеяться, что он преувеличивает. Потому что это означало бы, что у человека есть только одна миллионная доля их времени, чтобы реализовать все свои возможности.

Возможности в солнце


Как уже было сказано, космоса питаются тремя различными видами пищи, или различными уровнями материи. Человек, например, ест твердую органическую пищу, происходящую из мира Природы, дышит газообразным воздухом своей планеты Земли, и оживляется зрительными впечатлениями отраженного солнечного света. Он питается свободной материей, так сказать, трех космосов, высших для него - Природы, Земли и Солнца. С определенной точки зрения он как бы плавает или плывет в море этих высших материй, и, можно сказать, впитывает в себя среду, в которой живет, как губка впитывает воду.


Чем питается космос Солнца? Этот вопрос мы относим не к взаимоизменениям внутри самой Солнечной Системы, в результате которых существа или материи, задолго до этого выпущенные Солнцем в пространство, могут, в конце концов, вернуться к нему, и в этом смысле питают своего творца. Такое движение - это скорее внутреняя циркуляция внутри огромного солнечного тела.


Какую пищу получает Солнце извне своей системы? Что является свободной материей еще более огромных космосов, которыми оно питается? Если нам позволят довольно неожиданный антропоморфный вывод из нашего человеческого примера, то мы могли бы сказать, что оно ест материю Сириуса, дышит материей Млечного Пути, и получает впечатления благодаря Абсолюту.


Эта последняя идея явно за пределами нашего рассмотрения. О второй же мы имеем некоторые научные данные.


В последние годы наукой все более принимается идея о том, что все пространство Млечного Пути заполнено не пустотой, лежащей между солнцами, а облаками медленно текущего газа - того самого газа, из которого (как теперь считается) эти солнца первоначально сгустились. В 1940 году Литтлтон и Хойл развили эту идею, предположив, что эти солнца, "проделывающие туннели" - по их описанию - в этом газе, вбирают в себя среду, через которую проходят, оставляя за собой след пустоты. Межзвездный газ всасывается, как они говорят, в наше Солнце, и используется там, то есть становится составной частью солнечной массы.


Это, конечно, является точным описанием существа, дышащего средой, через которую оно проходит. Ведь и о человеке можно сказать, что он "проделывает туннели" в воздухе, всасывая его в себя при ходьбе или беге.


Хойл далее предполагает, что из залежей угля на Шпицбергене в Антарктике, которые указывают на когда-то существовавшую около полюсов тропическую растительность, следует, что Солнце в те времена было немного теплее, чем сейчас. А также что великий ледниковый период мог быть результатом небольшого уменьшения его температуры. Он связывает это с большим или меньшим поглощением межзвездного газа, то есть, с глубоким или поверхностным "дыханием". Таким залежам угля от ста до двухсот миллионов лет. Если мы обратимся к нашей таблице космических времен, мы увидим, что такой период представляет собой порядок солнечного дня. И объединив нашу мысль с мыслью Хойла, мы можем предположить, что различия, о которых он говорит, связаны с тем основным изменением в природе дыхания любого существа, которое происходит между ночью и днем, между состояниями сна и бодрствования.


Однако, главное в этой идее о космическом "питании" то, что Солнце относится к Млечному Пути, как человек к Земле, и оно относится к Абсолюту, как сам человек к Солнцу.


Различные наблюдения поддерживают это первое отношение. Мы видим поверхность или плоскость Млечного Пути (и это все, что мы можем в нем увидеть), населенную миллионами солнц, как мы видим поверхность Земли, населенную миллионами людей. Эти солнца вращаются вокруг оси галактики, как люди вращаются вокруг оси Земли. И они, как можно теперь сказать, дышат атмосферой галактики, как люди дышат земной атмосферой.


Таковы материальные значения этого сравнения. Но что можно сказать о метафизических? Мы уже видели, что по отношению к человеку Солнце обладает наибольшими божественными свойствами всемогущества, вездесущности, вечности, творения, питания и разрушения. Что мы скажем тогда об Абсолюте, который так же божествен для Солнца, как Солнце для нас, который представляет собой как бы божественность в квадрате? Если кто-нибудь боится, что подход к вселенной с точки зрения физики может принизить его понятие о Боге, пусть он поразмышляет вот о чем - что наиболее бесконечная божественность, которой он может молиться, является лишь крупинкой для Абсолюта Всего.


Вместо этого давайте лучше снова спросим: Что есть Солнце по отношению к человеку? Другим ходом рассуждения мы заключили, что Солнце содержит для человека все возможности. Теперь мы можем исследовать значение этого утверждения более детально.


Это общий принцип, что чем разреженнее и тоньше материя, тем больше количество содержащихся в ней возможностей. Мы сказали, что философски Абсолют должен по определению содержать 1все0 возможности. И по мере спуска по шкале миров, на каждом уровне количество возможностей, содержащихся в материи, уменьшается.


Когда мы доходим до знакомого уровня элементов Земли, возможности уже ясно определены и ограничены. Атом железа содержит в себе возможность соединения с другими атомами для образования целой серии молекул - он содержит в себе возможность быть объединенным в сталь, ржавчину, в вещество, закрепляющее краску, и даже изюм или человеческую кровь. Но он по природе своей не содержит возможности стать атомом меди. Это является определенным ограничением возможности, принадлежащим уровню Земли. Подобно этому, атомы углерода, кислорода, азота и водорода в своих соединениях содержат возможности всей живой материи. Но они не содержат возможности стать друг другом. На Земле один элемент по своей природе не содержит возможности другого элемента.


Когда мы опускаемся на другой уровень к миру и шкале человека, мы обнаруживаем, как в свою очередь становятся закрепленными молекулы. Молекула дерева содержит в себе возможность быть включенной в частичку стола или частичку карандаша, но она 1не0 содержит возможности стать молекулой масла, даже при том, что составные части этих молекул могут быть одними и теми же.


Наблюдая условия на нашем спутнике, Луне, мы, как кажется, видим неподвижный низший мир, где для нашего восприятия ничто не содержит вообще никаких возможностей. Ничто не может измениться ни во что другое, а обречено оставаться вечно тем же, что оно есть. Это антитезис Абсолюта, конец творения, тьма внешняя.


Возвращаясь теперь к процессу, который мы, кажется, обнаружили на Солнце, мы видим намного больший диапазон существующих там возможностей, нежели тот, с которым мы знакомы на Земле. Там один элемент может измениться в другой. На Земле можно оставить атом железа на всю ночь в уверенности, что он до утра останется тем же атомом железа. Все в нашей жизни и восприятии построено на этой аксиоме. Но на Солнце это уже не истина. Там то, что является в один момент атомом углерода, в следующий - атом азота, в третий - атом кислорода. Один элемент содержит в себе возможность другого элемента. Мы можем даже рискнуть сказать, на основе изучения принципа атомной цепной реакции, что атом водорода содержит в себе возможность всех других элементов.


Теперь становится ясно, что именно пытался сделать человек в своих усилиях расщепить атом. Работая с ураном, ему удалось отколоть один электрон от атома, имеющего неестественную, почти патологическую плотность. Но даже это освободило энергию несравнимо большего масштаба, чем он мог себе представить. Используя полученную таким образом энергию как пусковой механизм, он затем старался заставить атомы водорода соединяться для образования атомов гелия, вырабатывая в точно таком процессе, который мы описали, практически неограниченную энергию. Что на самом деле он пытался сделать - это ввести на Землю явление, которое вообще Земле не принадлежит, а принадлежит природе Солнца. Водородная бомба заключала в себе действительное сотворение на Земле миниатюрного Солнца. Результат этой черной магии мог быть только один - полное опустошение и низведение всего живого до инертного материала на совершенно новой шкале. Этот процесс также звучит знакомо. Человек проституирует солнечную силу, чтобы произвести мертвую землю. Форма низводит дух до материи. Такой процесс может быть только преступлением.


Стараясь использовать атомную энергию, то есть стараясь открыть способ изменения одного атома в другой, человек искал вход в мир, где материя содержит все возможности. Вероятно, существует и некий законный вход в такой мир. Если бы человек мог сохранить индивидуальое сознание, когда его материя возвращается в электронное состояние, он получил бы свободный вход в такой мир. И как представляется на основе сделанных ранее выводов, эта возможность связана с проблемой смерти, и тайной смерти.


Но, очевидно, существует и незаконный способ приблизиться к такому миру. Это относится к использованию научных законов без совершенствования человеческого сознания и бытия. Такое приближение, по самой природе задействованных сил, может вести только к гибели.


Однако на шкале Солнца даже это не имеет значения. Мы должны понять, что там, в солнечном мире, ничто из того, что мы считаем неподвижным, таковым не является. Все, что нам видится постоянным, там - преходяще, тогда как то, что мы видим как преходящее, там - вечно. Это означает, что для нас Солнечный Мир непостижим. В нем содержатся бесконечно большие возможности, чем существуют в любом мире, который мы знаем или можем вообразить. В самом деле, если мы вспомним ранее установленное отношение между космосами, что если мир природы содержит время человека, а мир земли его возвращение, то солнечный мир должен представлять для него шестое измерение, то есть Солнце содержит для него все возможности.


Выйдите на улицу и посмотрите на Солнце в небе. Почему вы ослеплены? Почему вы не можете определить или описать, что вы видите? Почему это впечатление несравнимо ни с чем, что вам знакомо? Это потому, что вы смотрите сквозь дыру в нашей трехмерной декорации, вовне в шестимерный мир.


Материя Солнца или электронная материя находится за пределами формы и за пределами времени. Она даже за пределами возвращения формы и повторения времени. По отношению к нашему миру она бессмертна, вечна и всемогуща. И все, что его творения могут испытать или понять, является лишь ограничением его безграничных возможностей.


6 Гармония планет


Планетные октавы


В четвертой главе соединенные влияния всех планет рассматривались как одна сила. Теперь нам нужно увидеть, как отражения отдельных планет, постоянно обращающихся вокруг Солнца каждая по своему ритму, и так же постоянно изменяющих свое отношение ко всем остальным планетам, соединяются для того, чтобы создавать в каждый новый момент новую ситуацию и новое настроение. Ранее мы старались наблюдать из такого места, где время не двигалось, и где прошедшее и будущее миров было неизменным и неподвижным. Но когда мы рассматриваем влияние планет на людей и природу, мы вновь оказываемся в мире нашего собственного восприятия, а здесь ключом к пониманию является как раз то чувство, что все движется, все сменяет друг друга, сливается, разделяется и соединяется заново, все преходяще и изменчиво.


В данный момент нас интересует точка зрения Земли. Для существа на поверхности Земли известные орбитальные периоды планет - хотя обладающие гармонией и значимостью по отношению к Солнцу - не имеют какого-то особого значения. Что важно в их отношении к Земле - это именно то, что важно для зрителя на скачках: не маневры лошадей вокруг трека, а их относительное положение на финише.


Предположим, что каждая планета отражает какое-то влияние некого постоянного вида и интенсивности, например, магнетизм. Для чувствительных к этому влиянию существ на Земле оно должно различаться не в соответствии с положением планеты на ее собственной орбите, но в соответствии с ее расстоянием от Земли, скоростью, с которой она приближается к Земле или удаляется от нее, и, самое главное, углом, под которым она светит на поверхность Земли.


Если говорить о сиянии, это различие известно каждому деревенскому жителю, который наблюдает ночное небо в разные времена года. Яркость Венеры и Юпитера варьируются в течение года на целую звездную величину (2 1/2 раз), тогда как Марс в пятьдесят раз ярче в одном своем аспекте, чем в другом. Влияние магнетизма варьируется подобным же образом.


Поэтому периодичность влияния какой-либо планеты на Землю должна следовать времени, необходимому этой планете, чтобы вернуться с Землей в то же отношение. Как мы видели в предыдущей главе, все явления в природе являются произведением трех сил - Солнца, планет, Земли. Если взять за пункт отправления тот момент, когда Солнце, Земля и данная планета находятся на прямой линии, то циклом этой планеты будет время, которое пройдет до того, как такое совпадение произойдет снова. Другими словами, это интервал между повторяющимися моментами одинакового действия этих трех сил.


Но кроме этого существуют большие и меньшие соединения сил в небе и боЇльшие и меньшие совпадения. Тогда как вообще сила планетного влияния будет следовать периодичности ее простого совпадения с Солнцем, ее точное положение в небе повторится только тогда, когда Земля, планета и Солнце встанут в то же самое отношение к Млечному Пути или зодиаку. Поскольку о положении Солнца по отношению к зодиаку мы узнаем по последовательности времен года, то, следовательно, это полное отношение повторяется только тогда, когда планетное совпадение снова происходит в то же самое время года, как это было вначале. Каждая планета имеет, таким образом, двойной ритм влияния - меньший цикл совпадения с Солнцем, включенный в больший цикл, в котором это совпадение еще более подчеркивается возвращением к тому же отношению с зодиаком.


У каждой планеты большой цикл составлен из определенного и различного количества малых циклов. И как мы позже увидим, вся комбинация этих циклов образует особую математическую или нотную запись.


Мы можем составить таблицу меньших и больших совпадений в соответствии с тем, какое планетное влияние будет, как ожидалось бы, усиливаться или ослабевать: 


25. Теоретическое совпадение, основанное на среднем орбитальном периоде их главного скопления.


Меркурий и Венера, таким образом, повторяют свое максимальное воздействие каждые 8 лет, Астероиды каждые 9 лет, Юпитер каждые 12 лет, Марс каждые 15 лет, и Сатурн каждые 30 лет. Если эти различные ритмы наложить друг на друга, мы получим очень интересный ряд соразмерных периодов, развивающихся во времени, каждая стадия которого отмечена большим совпадением одной или более планет. 


Для внутренних планет мы в дополнение находим еще один, более краткий по времени ряд, основанный на этот раз не на их большем совпадении с солнцем или зодиаком, но на их меньшем совпадении с солнцем и луной. Этот второй ряд более естественно измеряется в лунных месяцах (29 1/2 дней), чем в солнечных годах.


Мар.х3 Мар.х6

Вен.х4 Мар.х4 1/2 Вен.х8

Аст.х5 Вен.х5 Вен.х6 Аст.х19

Мер.х20 В.х4 1/2 Мер.х25 Мар.х4 Мер.х30 Мар.х5 В.х7 1/2 Мер.х40


Лунные 80 90 100 106 2/3 120 133 1/3 150 160

месяцы

Дни 2340 2632 1/2 2925 3120 3510 3900 4387 1/2 4680

Ноты до ре ми фа соль ля си до


26.В этом втором ряду, Юпитер и Сатурн тоже, по-видимому, принимают участие, но в виде совместного влияния, работающего с циклом 390 дней. Каждые 390 дней эти две планеты возвращаются к главному отношению с Землей, и составляют одинаковые углы с Землей и Солнцем - то есть их влияние уравновешивается. Такой цикл совпадает не менее чем с пятью из восьми ступеней этого ряда - до (х6), ми (х7 1/2), фа (х8), соль (х9), до (х12). Любопытный факт, подтверждающий это, будет затронут далее в Главе 11, "Человек как Микрокосм".


Этот второй ряд является точным повторением первого, просто все цифры умножены на три и одну треть. Эти две странные и неправильные прогрессии, хотя и кажутся различными, в сущности являются одной и той же. Более того, обе они принадлежат к тому гармоничному ряду, который мы уже раньше встречали.


Потому что есть одна ассоциация, по которой ряд 24, 27, 30, 32, 36, 40, 45, 48 нам уже знаком. Эти цифры, взятые как вибрации, представляют относительные значения основной музыкальной гаммы. Старинные предания говорят нам, что эта музыкальная гамма, приписываемая легендой пифагорейцам, была изобретена специальной школой астрономов и физиков, 1чтобы0 отразить музыку сфер.


Теперь нам ясно, что это не легенда, но реальный факт. Октава или музыкальная гамма - это приспособленная к человеческому слуху запись этой гармонии планетных циклов, которая в свою очередь является отражением великого закона, управляющего развитием всех процессов во вселенной. 1270


27. Смотрите приложение III, "Теория Октав".


Во взаимодействии всех этих, принятых нами за случайные, движений, теперь обнаружились две совершенно отдельных и музыкально совершенных октавы, вечно развивающихся в жизни человека на земле и истории человеческого рода. Более того, если вспомнить и приложить огромный коэффициент, который отделяет человеческое время от времени и восприятия Солнца, -28. мы увидим, что эта гармония планет должна действовать на этот божественный слух так же, как на человека действуют звуки музыки. Между человеческим и солнечным временем лежит 36 октав; точно такой же интервал отделяет вибрации человеческой музыки от колебаний планетных движений. Движения планет в буквальном смысле играют музыку для Солнца.


28. 80 000 000 000 раз - смотрите Приложение II, "Таблица Времен и Космосов".


Значение гармонии


Что мы старались сформулировать таким образом - это периодическое возвращение всего цикла влияния каждой из планет, и отношение этих циклов друг к другу. Однако, в пределах цикла влияние каждой из планет усиливается и ослабевает весьма индивидуально. Мы уже видели, что это различие может быть измерено тремя способами. Один из этих способов, который мы отложим на время, относится к различиям в ее влиянии на разные части Земли в отдельно взятый момент времени. Два других способа измерения - через изменение расстояния планеты от Земли, и через изменение ее скорости по отношению к Земле - относятся к ее влиянию на Землю в целом.


Амплитуда расстояний планеты от Земли зависит, главным образом, от близости к Земле ее орбиты, потому что чем ближе она подходит к Земле, тем больше контраст между ее совпадением с ней и противостоянием. Мы уже говорили о непостоянстве в сиянии планет как результате этого; соседний с нами Марс изменяется в сиянии в двадцать раз больше, чем удаленный Юпитер. Но поскольку внутренние планеты, по причине фаз, светят не в прямой пропорции к их расстоянию, то измерять планетное воздействие по одному лишь свету представляется сомнительным.


Как мы сказали ранее, истинное влияние планет на Землю почти определенно имеет магнитную природу; а магнитная сила варьируется прямо пропорционально заряду магнита и обратно пропопрционально квадрату расстояния между ними. Если мы предположим заряд планеты пропорциональным ее массе, умноженной на орбитальную скорость, тогда мы сможем сделать некоторые интересные вычисления об относительном магнитном влиянии различных планет на Землю, и изменениях в этом влиянии.


Если, например, мы берем магнитное влияние Луны на Землю как приблизительно равное 5000 ампер, тогда среднее влияние Юпитера будет около 900 ампер, Венеры - 600 ампер, Марса - 60 ампер, Сатурна - 40 ампер, и Меркурия - 20 ампер. 129.0


29. Смотрите Главу 3,II, и Планетные таблицы, Приложение IV (е). Влияние Урана и Нептуна на этой шкале будет всего лишь плюс минус один ампер.


С другой стороны, диапазон изменения влияния будет у разных планет весьма различным. Марс в своей наибольшей силе будет сильнее Венеры, а в самом слабом своем аспекте - таким же слабым, как Уран: его влияние на одном краю будет не менее 80ти раз больше, чем на другом. Влияние Сатурна будет вдвое больше на максимуме, чем на минимуме, тогда как влияния Урана и Нептуна останутся практически неизменными.


Человек устроен так, что он замечает все виды изменений и перепадов, в то время как постоянные условия остаются для него незаметными. Городской житель занимается своими делами, не замечая постоянного шума уличного движения, но его вдруг резко раздражает радио на улице, то ревущее, то смолкающее попеременно. Так же, вероятно, и человечество активно реагирует на беспокоящие изменения Марса или Венеры, оставаясь более или менее безразличным к влиянию Сатурна, Урана и Нептуна, хотя они могут быть намного сильнее и благотворнее. Это не вопрос 1действительного0 воздействия, но ощущения его. Позже мы увидим, что если существует много доказательств периодичности природных аспектов насилия и воспроизводства, таких как война, изобилие или голод, то циклы в сфере мысли и желаний различаются гораздо труднее и воздействуют на намного меньшее количество людей. Изменение в расстоянии, таким образом, является показателем степени нарушения покоя.


Другой вид изменения, о котором мы говорили, состоит в изменении скорости планеты по отношению к Земле. Она проще всего измеряется при помощи угла, который планета составляет с Землей и Солнцем. Когда Солнце, планета и Земля стоят на одной линии, то планета движется параллельно Земле и, таким образом, неподвижна по отношению к ней. С другой стороны, если Солнце, планета и Земля образуют прямой угол, то планета приближается или удаляется от Земли на своей максимальной орбитальной скорости. Скорости между этими двумя крайними точками будут пропорциональны образованному углу. Но прямой угол может быть образован только с внутренними планетами. Для внешних планет максимальный угол будет всегда меньше 90 градусов, и с удалением планетной орбиты будет постоянно уменьшаться.


Отсюда два вывода. Чем ближе находится планета к Солнцу, тем больше ее возможная скорость по отношению к Земле; и, следовательно, тем больше изменение в этой скорости. Меркурий может приближаться к Земле со скоростью 30 миль в секунду, он может быть неподвижен по отношению к Земле, или удаляться от нее с такой же огромной скоростью. Нептун, напротив, может в своей скорости изменяться по отношению к Земле лишь между неподвижностью и одной десятой мили в секунду. 130.0


30. Смотрите Таблицы планет, Приложение IV (d)


Чтобы понять действие этого изменения, мы вообразим лежащего в постели человека, беспокоемого кружащими по комнате комарами. Степень опасности он инстинктивно будет различать по повышению и понижению тона комариного зудения. Так как когда скорость приближающегося насекомого прибавляется к вибрациям его ноты, они сжимаются и становятся резче, а когда вычитается, они растягиваются и стихают. Точно так же основная нота Меркурия будет изменять свою высоту, и мы можем принять это впечатление неустанности и нервности, производимое комариной песней, как некий образ влияния этой планеты. 131.0


31. Если заменить высоту тона на оттенки света, то получится метод, которым измеряется приближение или удаление далеких звезд ("красное смещение").


Если каждая планета издает определенную ноту или, как показали выводы из нашей электрической аналогии, некую энергию, трансформированную для определенной цели, эта нота или энергия в пределах цикла этой планеты будет подвергаться двум изменениям. Первым будет изменение громкости, зависящее от расстояния. Вторым будет изменение высоты тона , зависящее от относительной скорости. Марс и Венера имеют самый широкий диапазон громкости; Меркурий и Венера самый широкий диапазон высоты тона. Тогда как и по высоте тона, и по громкости дальние планеты остаются постоянными, звуча в общей гармонии неизменным низким басом.


Кроме того, нужно учесть еще одно изменение. Если мы сравним данные выше цифры совпадений с астрономическими эфемеридами положений планет, то обнаружим, что они отнюдь не точно соответствуют друг другу. Планеты движутся немного быстрее или медленнее. За 8 лет Венера подходит к своему главному совпадению на 2 1/2 дня раньше. Марс за свой 15-летний цикл экономит 26 дней, тогда как Юпитер за свои 12 лет тратит лишние пять дней, а Сатурн 8 1/3 за свои 30. Как часы они были бы не очень точными. Марс, наименее точный, спешил бы на семь минут в день; Венера спешила бы на минуту, а Сатурн на минуту отставал бы; тогда как Уран был бы точен с погрешностью лишь _ 3 секунды. Таким образом, помимо изменений в высоте тона, производимых изменениями в скорости, каждая планета сама по себе звучит невоспринимаемо глухо или звонко.


Само это несовершенство, однако, кажется замечательным. Потому что ничто в природе не является неизменно точным. И если закон октав заботится об общей модели и огромном большинстве, то всегда существует щель, небольшая лазейка, оставленная для исключения и изменения. Без этого космос был бы пугающей и жесткой железной конструкцией. Но будучи живым, он имеет запас эластичности. Допустимая разница невелика, как та, что между пианистом, который играет с пониманием рубато и другим, играющим с механическим совершенством. Но за эту одну тысячную секунды, составляющую все различие, многое может произойти на другой шкале. 132.0


32. Тот принцип, что гармоничная мелодия не является строго математической, известен, конечно, западной музыке и сформулирован И.С.Бахом в "Хорошо темперированном клавире" (1726-44).


Из всего этого возникают два основных вопроса. Первый о том, каким образом это усиление и ослабление влияний планет может воздействовать на человека. Второй касается истинного значения октав.


Итак, первое, какие последствия для человеческих существ имеет то, что Юпитер снова светит сегодня с той же интенсивностью и с тем же отношением к солнцу и звездам, как и 12 лет назад?


Мы знаем по собственому опыту то влияние, которое оказывает на все живые существа и даже на морские приливы и отливы периодичность Луны, а также и периодичность Земли, приносящая времена года и их влияния. Поэтому нетрудно понять, что и другие планеты также управляют внутри нас некими циклами, равными их синодическим периодам; а также, что эти циклы устанавливают соответствующие ритмы в определенных органах тела - как, например, лунный цикл в женских яичниках. На данный момент мы можем считать это не более чем гипотезой. Позже мы найдем этому больше доказательств.


Пока мы можем просто вообразить эти самые органы как приемники, каждый из которых настроен на длину волны одной из планет, и таким образом, изменяющийся в силе своего действия с периодичностью влияния этой планеты. Вся сложность человеческой жизни происходит, поэтому, из того, что все эти различные ритмы накладываются друг на друга, нейтрализуют, подчеркивают или изменяют друг друга - и в то же время производят совместное "биение", иногда заметное, а иногда нет.


За последнее время было много интересных работ о циклическом характере многих биологических и человеческих явлений - 9 2/3-летний ритм плодовитости животных, 18-летний ритм строительной деятельности, 54-летний цикл использования человеком природной энергии и форм общественного устройства. 33.


33. Ellsworth Huntington: "Mainsprings of Civilization", 1954. E.R. Dewey and E.F. Dakin, "Cycles", 1947. Эти ритмы распознаются как по отдельности, так и в различных сочетаниях. Например, отдельные 3-летний и 4-летний ритмы, действуя совместно, образуют 12-летнюю повторяющуюся модель. 8-летний, 7-летний, 12-летний, 15-летний и 30-летний циклы, наложенные друг на друга, создают модель режима, повторяющуюся каждые 360 лет, и так далее.


Позже мы постараемся показать, что наиболее устойчивые ритмы на самом деле совпадают с планетными циклами. Но пока мы можем только сказать, что если существует возможность, что некая планета может влиять на некий орган в одном отдельном человеке, то кажется бесспорным, что то же совпадение может активизировать этот орган в миллионах людей, производя волны деловой активности или депрессии, циклы войны, периодические колебания рождаемости, и так далее.


Две проходящие мимо планеты могут устанавливать определенное космическое напряжение, под влиянием которого людям на Земле невольно начинает казаться, что они должны сражаться, убивать друг друга и геройски погибать в течение многих лет подряд. Если планеты вообще управляют людьми, они беспристрастны к отдельным личностям, и можно было бы спросить - разве могло бы, при данном общем состоянии человеческого бытия, одновременное возбуждение во всех людях желез страсти получить какой-то другой выход?


Но - придаем ли мы какое-либо значение этим циклам или нет - мы по-прежнему видим эту неизменную гармонию, создаваемую их соединением. Эти совершенные и вечно-измняющиеся октавы наполняют любого из нас вместе и трепетным восхищением перед тонкостью и совершенством космического порядка, и удивлением, что человеческое восприятие может оставаться о нем в неведении.


Мы сказали, что эти планеты, в качестве отражателей и трансформаторов жизненной силы, символизируют форму, цвет, качество и функцию. Но каждая из них означает различную форму и различную функцию. И мы видим теперь, как посредством этого гармонического закона их последовательности одна форма должна со временем уступать место другой, одна функция - следующей.


Фактически мы нашли архетип развития всех прогрессий. Каждая последовательность во времени или плотности - будь это звучащие ноты музыкальных гамм, видимые цвета спектра, или осязаемый рост органических форм - следует в прямом соответствии с этой октавой. Все прогрессии и процессы на земле, вызванные к жизни тремя силами творения, протекают и возобновляются по этому закону последовательных влияний.


Если последовательность планет, в их огромном марше через время, звучит нотами бесконечных октав, то мы можем быть уверены, что самые кванты света в их незримом путешествии делают то же самое. Природа, человек, насекомое и клетка - все движутся во времени и проживают свое существование в пределах этой гармоничной модели. Так же неизбежно, как время движется вперед, так одно влияние следует за другим, и то одна, то другая сторона человека или процесса возбуждается этой ритмической последовательностью. Так же как ми следует за ре, так желтый должен следовать за оранжевым, рождение за беременностью, а за мартовской вспашкой апрельские ростки. Никакая сила на земле не может изменить эту неизбежную последовательность, или заменить это разнообразие монотонностью какой-то одной правды.


Все возможные вариации на любую тему происходят из этой последовательности. Жизнь является идеей Солнца. Но шкала живых существ - металлов, минералов, растений, червей, животных и человека - являются планетными формами. Металл в свою очередь является идеей - но свинец, ртуть, золото, серебро, цинк, медь и железо - являются ее планетными вариациями. И как мы видели из нашей октавы, каждая вариация имеет свой час, и каждая улица - свой праздник.


И именно поэтому человек, стремящийся для своей собственной цели сохранить навсегда одну ноту или одну грань понимания, обречен на разочарование. Именно поэтому процесс, который он начинает, изменяет свою природу прямо у него на глазах и в его собственных руках. Потому что если одна планета сегодня движет его сердцем, другая завтра будет влиять на его разум, а послезавтра третья влиять на его страсть. Гуманистическое движение, которе он предпринял под влиянием Юпитера, становится схоластическим под влиянием Сатурна и кровавым под влиянием Марса. Небеса играют гаммы на своей клавиатуре, и ему ничего не остается, как только звучать нотами, к которым они притрагиваются.


Но мы ошибемся, если будем ощущать действие этой последовательности как идущее целиком против законных человеческих желаний. Закон октав является существенной частью структуры вселенной, и применяется к каждой ее части и к каждому процессу. Именно ему обязано своим существованием невероятное богатство цветов, форм, характеров и функций, которое восхищает человека и всегда вызывает в нем новые устремления и новое понимание.


Поэтому мы бы ошиблись, если понимали бы идею последовательных влияний каким-то моралистическим образом, или видели в ней железный и непоколебимый детерминизм. Потому что переход от одного влияния к другому означает, что у человека отнимается не только то, что он хочет сохранить, но также многое, от чего он хочет избавиться. Это то, что приносит весну, когда холод и темнота зимы становятся нестерпимы; это то, что приносит Ренессанс, когда средневековая доктрина становится невыносимо косной. И когда человеку - совершенно справедливо - кажется, что ничто из того, что он изобретает, не может спасти его от безумия собственной разрушительности, это то, что убеждает его, что небеса сами должны со временем пробудить другую сторону его природы, и принести ему какую-то новую и пока еще непредставимую возможность.


Вечно-изменяющаяся гармония планетных ритмов, таким образом, дает нам два урока: первый, что история всегда повторяется, и второй, что история никогда не повторяется. Потому что хотя каждый цикл и возвращается с точностью, позволяющей вычислить эфемериды на три года вперед, и хотя можно с уверенностью ожидать того же побуждения к воспроизводству или войне, к теоретизированию или самоубийствам, тем не менее всегда какой-то другой цикл, пересекающий его как-то по-другому, придает сцене некий новый оттенок и другие возможности. И даже когда, в конце веков, все планетные ритмы снова вернутся в то же самое общее совпадение, то и тогда незначительное опережение одной и опоздание другой не допустят точного возвращения к тому, что было раньше. И даже выше этого, вся Солнечная Система будет находиться в другом отношении к центру Млечного Пути, и получать от него некое неощутимо новое влияние, которое, как едва слышная музыка за сценой, может изменять все отношение зрителя к пантомимической пьесе огней.


Все возвращается вновь и ничто не возвращается вновь. Потому что если бы великие совпадения действительно повторялись с точностью, тогда все было бы таким, как раньше. Через 2147 лет тот же самый Александр, учившийся у того же самого Аристотеля, повел бы тех же самых греков против тех же самых персов, и пересек бы те же самые пустыни и долины, камень за камнем, к тем же самым сказочным индийским княжествам. Создатель вселенной не так прост. Возможно, другой Александр, но какой расы, с каким образованием? Может быть, другой поход на Восток, но с каким оружием и с какими намерениями? Может быть, другой триумф в Египте - но кто играет роль, и каковы ее форма и смысл? 33а.


33а. Этот период перехода через один зодиакальный знак точно отделяет Александра от Наполеона.


Вселенная проста только для гадалки. Человек может просчитать ту или иную возможность, и в чем-то самом малом или самом общем оказаться правым. Но как ни развито его предвидение, у судьбы всегда есть в запасе другой фактор. Небеса должны всегда оставлять вход открытым - просто потому, что они бесконечны.


Циркуляция света: видимая и невидимая

 

Если мы рассматриваем Луну и планеты по отношению к Земле (а мы никогда не должны забывать, что это единственная точка наблюдения, с которой всегда проводилось научное изучение Солнечной системы), то оказывается, что они сами по себе разделяются на три группы: а) Видимые невооруженным глазом, внутри орбиты земли -


Луна, Меркурий, Венера. b) Видимые невооруженным глазом, за пределами орбиты зем ли - Марс, Юпитер, Сатурн. c) Не видимые невооруженным глазом, за пределами орбиты земли - Уран, Нептун, Плутон.


Если нам возразят, что человеческое восприятие представляет весьма произвольный критерий для классификации, мы ответим, что на самом деле он не так произволен, каким его склонны считать ученые. Как мы установили в Главе I, человек является космосом, и его времена и восприятия несут определенное космическое отношение к временам и восприятиям больших и меньших космосов. Поэтому его восприятие, посредством самих своих ограничений, разделяет все явления не случайным, а неким особым, имеющим определенное значение, образом. Например, не случайно, что все движения органического роста и все движения небесных тел остаются просто за рамками его восприятия, невидимыми для него. Это автоматически следует из временного отношения космоса человека как к космосу Природы, так и к космосу Солнечной Системы.


Таким образом, чтобы открыть свое истинное место и возможности во вселенной, человек должен вернуться к критическому изучению его собственного, ничем не усиленного, восприятия. Оно покажет ему, чем он является, и откуда он может начать. Потому что телескопы, микроскопы, спектроскопы, радио, радар, кино и так далее являются на самом деле механической имитацией высших человеческих способностей, которые еще не используются. Их опасность в том, что они могут загипнотизировать его и внушить, что он уже обладает этими высшими функциями, и таким образом, убедить его, что положение его совсем не таково, как на самом деле. Из такого воображения о самом себе он никогда не сможет продвинуться дальше.


Поэтому во всей этой книге приводятся доказательства, построенные лишь на основе собственно человеческого восприятия. И так сильна в нашу эпоху власть над умами теоретической науки, что во многих случаях такое возвращение к прямому восприятию может выглядеть как суеверие.


Давайте посмотрим, к чему ведет наше разделение планет на видимые и невидимые. Во-первых, "видимость" и "невидимость" выражается по-разному. Например, планеты, известные еще древним, являются не только физически видимыми, но их планеты повторяют свои циклы несколько или много раз за время одной человеческой жизни, и поэтому они могут быть изучены одним человеком со всех их сторон. Напротив, Уран, Нептун и Плутон находятся не только за пределами человеческого зрения, но их временные циклы (соответственно 84, 164, 248 лет), находятся за пределами человеческой жизни. При этом Уран лежит лишь ненамного дальше обычного человеческого видения, и даже может быть виден человеку с острым зрением, так же как его цикл выходит ненамного за рамки человеческой жизни, и может на самом деле уместиться в жизнь достаточно долго живущего человека.


Поэтому мы можем с полным основанием думать о традиционных "видимых" планетах как об октаве, а о дальних "невидимых" планетах как о начале некой второй октавы; таким же образом, как традиционные "видимые" цвета образуют одну октаву вибраций, а дальнейшее "невидимое" ультра-фиолетовое излучение - начало следующей. Позже мы увидим, что даже в пределах этой видимой октавы существуют определенные интервалы, которые "невидимо" заполняются, - как, например, Астероидами.


Поэтому расположение планет можно изобразить в виде круга. Более того, эта расстановка планет в одну видимую и одну невидимую октаву не является единственно присущей лишь человеческим существам на Земле, но вытекает из отношения между любыми существами человеческой шкалы и Солнечной Системой как целым, независимо от того, какую часть ее они могут населять. Например, для человеческого восприятия на Марсе Меркурий совершенно исчезнет в блеске Солнца, тогда как вместо него Уран почти определенно станет видимым. Для человека, находящегося на Юпитере, Венера уйдет в невидимость вслед за Меркурием, но, в свою очередь, войдет в его поле зрения Нептун. Таким образом, для космических существ на человеческой шкале в любой части вселенной будут, вероятно, видимыми пять планет и один или несколько спутников, а все остальные невидимыми. И в результате наш круг представляется общеприменимой схемой, отдельные точки которой при взгляде с других планет будут принимать другое значение.





Рисунок 6. Октава планет

(подчеркнутые - невидимы)


В небе каждой из планет, таким образом, будут видимыми пять главных тел или группа из семи тел - Солнце, Спутник(и) и пять других планет. Эти семь, видимые с нашей Земли, конечно, Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн. Между ними существует единая циркуляция света. Потому что именно отражение одного и того же солнечого света и делает их всех одновременно видимыми, а отсутствие этого отражения делает Уран и Нептун невидимыми нам, и таким образом выводит их за пределы этой отдельной циркуляции.


Эта циркуляция света является движением от максимального сияния, которое нам известно - от Солнца - к невидимости, и обратно к сиянию снова. Все части Солнечной системы постоянно задействованы в такой пульсации от темноты к сиянию; как все части человеческого тела постоянно задействованы в пульсации между несущими кислород артериями и лишенными кислорода венами. Но как работает эта циркуляция? Солнце испускает свет так же, как сердце качает кровь. Но что происходит потом? В чем проявляется эта пульсация излучения и темноты?


Давайте добавим к кругу, показывающему семь видимых небесных тел, цифры, представляющие их среднюю звездную величину. А затем соединим сперва внутреннюю, а затем наружную группу в порядке возрастания яркости.


Если мы теперь соединим две самых ярких точки, представляющих Луну и Юпитер, и две наименее ярких точки, представляющих Сатурн и Меркурий, и если мы отметим точку пересечения, представляющую на первой линии точку максимального известного нам сияния, т.е. сияния Солнца (-27.6 вел.), а на второй линии точку невидимости (вел.6), мы найдем, что вся цифра (142857) стала теперь некой законченной скользящей шкалой яркости.


Рисунок 7. Циркуляция света

(звездные величины)


Начав от точки невидимости и продвигаясь к Сатурну, мы поднимаемся через весь возможный диапазон небесного сияния, пока не доходим до сияния Солнца; затем, перейдя за Солнце, мы вновь спускаемся к точке невидимости, с которой начали. Затем мы можем нанести на эту линию увеличение и уменьшение звездной величины различных планет, описанное в предыдущей части, и таким образом, показать их индивидуальное движение назад и вперед в пределах этой общей циркуляции. И наконец, мы видим в пересечении этих двух линий, как максимальная яркость на одной линии совпадает с невидимостью на другой, то есть, как все планеты должны исчезать из виду при совпадении с Солнцем.


Эта же самая цифра показывает, если мы можем прочесть ее, направление развития каждой из планет. Мы видим, например, как Меркурий появляется из невидимости, созданной Солнцем, тогда как Сатурн движется в невидимость, создаваемую расстоянием. Мы видим, как Юпитер сам развивает в себе излучение, подобное солнечному, тогда как Луна является недавним отпрыском этого солнечного излучения.


На самом деле эта странная цифра - 142857 - может объяснить нам бесконечно многие вещи, потому что в ней мы натолкнулись на математическую загадку, скрывающую один из фундаментальных законов вселенной. Когда единство делится на семь, то в результате получается эта периодическая бесконечная десятичная дробь - 0,142857. И когда полный космос разделен на свой жизненный принцип и шесть функций, то отношение между ними представляет именно последовательность этой цифры.


Если напрмер, мы рассматриваем эту дробь как состояющую из шести различных величин, следующим образом -


0,1

0,04 

0,002 

0,0008

0,00005

0,000007


–Это мы получаем ряд, который, кажется, представляет относительную массу органов, управляющих различными функциями в любом космосе. Это та последовательность, которая объясняет удивительную разницу в массе - исчисляющуюся в сотнях тысяч раз - между железами, управляющими телом, хотя они, по-видимому, играют приблизительно равную роль. В Солнечной системе это объясняет такое же удивительное различие в массе главных небесных тел, от Юпитера (0,001 от массы Солнца) и Сатурна (0,0003) до больших спутников, средняя масса которых 0,00000007 массы Солнца. И по этой цифре можно видеть, каким именно образом бесконечно разделена общая масса планет, астероидов, спутников и комет, составляющих это целое.


В данный момент, однако, мы изучаем эту цифру как символ циркуляции света в Солнечной Системе. И мы видим теперь, что именно эта циркуляция света связывает все части этой системы со всеми другими частями, и приносит все возможности во все части. Точно так же, как циркуляция крови объединяет все органы человеческого тела и делает это тело 1телом0 вместо пустых подпорок, или как циркуляция идей связывает различные типы и делает их группой вместо какого-то количества изолированных индивидуумов, - так и эта циркуляция света делает Солнечную Систему 1телом0 вместо набора удаленных друг от друга и независимых сфер. И именно потому, что она является таким телом, в котором ни одна часть не отделена от другой, тому, кто откроет этот секрет, делается доступным целое.


7 Элементы земли


Октавы элементов


В нашей триаде творения мы приняли все солнечные излучения вместе как активный принцип, все планеты вместе как нейтрализующий принцип, и все земные элементы вместе как пассивный принцип, или сырой материал. И как в предыдущей главе мы начали анализировать всю формирующую силу планет в виде составляющих ее нот, так же и сейчас нам нужно более детально рассмотреть природу этого сырого материала.


Все земные элементы состоят из атомов, которые, как полагал Аристотель, являются наименьшими неделимыми частицами этих элементов. В соответствии с современными теориями, такие атомы состоят из ядра, или солнца, имеющего положительный электрический заряд, вокруг которого по орбитам вращаются мельчайшие электроны, заряженные отрицательно. Атомные ядра, так же как и электроны, одинаковы у всех элементов, отличаются же элементы друг от друга лишь количеством электронов, удерживаемых ядром, и соответствующим изменением его заряда.


О строении атома, несмотря на его микроскопический размер, собрано много материала, и с каждым новым открытием он все больше кажется похожим на нашу Солнечную Систему. Точно так же как Солнце для Солнечной Системы и оплодотворенная яйцеклетка для человеческого тела, диаметр атомного ядра, как теперь стало известно, составляет одну десятитысячную долю диаметра всего атома. Также нам говорят, что подобно отношению Юпитера к Солнцу электрон составляет около одной десятой доли ядра; так что на их шкале они кружатся в необъятности пространства такой же огромной, как та, в которой теряется Земля и все ее товарищи - планеты.


Это понятие является на самом деле tour-de-force(фр. проявление силы, ловкости или изобретательности - прим.перев.) человеческого ума, потому что на временной шкале обычного человеческого восприятия этот атом в реальности вообще не существует. Существует только его непрерывный след, как тот непрерывный след Солнечной Системы, который мы старались представить себе в одной из предыдущих глав. Потому что так же, как Солнечная Система в нашем восприятии состоит из летающих сфер, и только усилием разума и умозаключением можно представить ее в ее собственном времени как твердое тело, так же и атомы в нашем восприятии кажутся телами, и только усилием разума и умозаключением их можно представить системами летающих сфер. Обращаясь вокруг своих микроскопических ядер со скоростью в одну десятую скорости света, электроны создают единицы, которые до недавнего времени казались непроницаемо твердыми. Если бы это было не так, то стул был бы просто массой лучистой энергии, поскольку то, на чем мы сидим - это именно эти следы атомов. Модель та же самая, но в одном случае временная шкала неизмеримо больше человеческой, а в другом - неизмеримо меньше.


Одна из главных целей во всем нашем разговоре о вселенной - выяснить относительную плотность различных миров или явлений, поскольку можно предполжить, что менее плотный означает более могущественный, с большей проникающей силой, с большим радиусом действия, более разумный. Именно такое понимание разума является нашей целью.


Мы помним, что процесс роста, которым, как мы полагаем, была создана вся вселенная, можно описать в виде формулы: нисхождение духа в материю и наделение ее формой. Поэтому различные плотности можно увидеть как различные пропорции материи и духа в веществах рассматриваемых миров. Эта же идея была выражена некоторыми авторами как различные пропорции материи и движения, материи и энергии. Или еще более просто, как различные уровни энергии, или еще - как различные шкалы времени. Цель одна и та же - установить некую шкалу измерения, которая позволяла бы измерить все существа и силы, от Абсолюта до Бездны.


В одной из прошлых глав у нас, как кажется, была возможность установить шкалу плотности или, в обратном направлении, шкалу мощности для планет. Возможна ли какая-либо подобная шкала применительно к земным элементам?


Много раз в истории делались попытки классифицировать горсточку известных на то время элементов в порядке "благородства" или "достоинства". Но открытие между 1735 и 1755 годами целого ряда редких металлов, а также выделение с помощью спектроскопии в период после 1860 года десятков совершенно новых элементов, полностью изменили картину. В 1869 году Менделеев попытался расположить все это новое собрание в порядке, основанном на относительном весе атомов каждого элемента. Например, один атом свинца, как обнаружилось, весил в 207 раз больше атома водорода, и ему был присвоен атомный вес 207.


Изучение атомной структуры и роли вращающихся по орбитам электронов позволило переделать таблицу Менделеева простым выстраиванием элементов в ряд в соответствии с количеством электронов. Это метод атомных номеров, когда водород с одним электроном имеет атомный номер 1, гелий с двумя электронами имеет номер 2, и так далее. В наше время уже найдены, с двумя исключениями, все элементы с количеством электронов от 1 до 96.


Но картина не так проста. Потому что, как оказалось, атом отличается от Солнечной Системы тем, что может иметь на каждой орбите не один, а несколько вращающихся электронов (вплоть до определенного максимума). 134.0


34. Возможно, различное количество электронов на каждой орбите каким-то образом сопоставимо с различным количеством спутников, которое может поддерживаться планетой каждой солнечной орбиты. Так, в Солнечной Системе орбита Меркурия содержит только одну собственно планету без спутников, тогда как орбиты Юпитера и Сатурна содержат каждая полный набор спутников. На первой внутренней орбите атом может иметь два электрона; на второй - на восемь больше; на третьей - еще на восемь больше; на четвертой и на пятой - по 18, и на шестой - 32. Выяснилось, кроме того, что несколько элементов с радиоактивными свойствами имеют даже по семь орбит.


Если думать об атомах как о единых телах - что ближе к истине, - то фактичеки эти орбиты представляют собой оболочки. Атомы различных элементов имеют определенное количество оболочек от одной до семи. Наружная оболочка, в свою очередь, может иметь любое количество электронов от одного до их максимального набора, с происходящими от этого различиями в поверхностной жесткости; так что если какую-нибудь оболочку с полным набором электронов считать сделанной из стали, то имеющие меньшее количество электронов были бы сделаны, например, из масла, резины или глины.


Этот образ помогает понять относительную плотность различных элементов. Чем больше количество электронов, тем более плотным будет элемент; а из нескольких элементов с одинаковым количеством оболочек плотнее будет тот, у которого жестче наружная оболочка.


Таким образом, существует семь основных категорий плотности элементов, которые были названы периодами. Но в пределах каждого периода существуют различия в активности, соответствующие количеству электронов на наружной оболочке. Каждый элемент притягивается к тому, который имеет дополняющее количество электронов на наружной оболочке, как натрий с одним внешним электроном естественно ищет хлор с одним недостающим, чтобы образовать соль. Здесь мы видим параллель с аналогией Платона о поисках людьми своих недостающих половинок, с которыми они были разлучены при творении. Это мужской и женский пол элементов, электро-позитивные элементы непреодолимо стремятся к соединению с электро-негативными, в точной пропорции с их противоположностью. Каждый элемент по природе своей незавершен и ищет завершенности, - за исключением тех, электронный набор которых полон и они не нуждаются в паре. Это редкие или так называемые "благородные" газы - гелий, неон, аргон, криптон, и ксенон - оболочки которых настолько тверды и отшлифованы, что ни один элемент не может найти ни одной щели.


Теперь начинает проясняться общая шкала плотности элементов. 35.


35. Смотрите Приложение V "Таблицы элементов". В первой категории, с одной оболочкой, мы находим водород и гелий, разреженность и диапазон возможностей которых придают им особое родство с солнцем, где, как мы видели ранее, они играют особую роль в выработке солнечной энергии.


На другом конце этой шкалы, с семью оболочками, мы находим радиоактивные элементы: радий, актиний, торий, протактиний и уран, плотность которых такова, что они не могут существовать естественно на поверхности Земли, а обнаруживаются человеком лишь в бесконечно малых количествах в местах, полностью лишенных несущего жизнь солнечного излучения, - таких, как каменные глубины гор, пласты лавы, глубоководный ил. Даже там эти элементы стремятся к тому, чтобы стать менее плотными, и сама их радиация является средством подъема их до следующих более тонких элементов, расположенных сразу над ними. Уран (92) стремится стать радием (89), который в свою очередь стремится расщепиться на гелий (2) и инертный газ радон (86).


Радиоактивность в самом деле явление удивительно таинственное и парадоксальное. Возможно, на определенной глубине под землей оно имеет всеобщий характер; и в действительности может представлять собой общий третий или решающий принцип для геологического царства, так же как воздух является общим третьим или решающим принципом для органического мира, а свет - для планетарного. 135а.0


35а. Смотрите Norbert Casteret, "Ten Years Under the Earth", стр. 160-1. Радиоактивность как третья сила может, в свою очередь, быть неизвестным фактором в определенных подземных превращениях, результатом которых являются материи с огромной скрытой энергией - например, нефть.


Все эти радиоактивные элементы в последней или седьмой категории на протяжении огромных промежутков времени, по-видимому, пробиваются вверх на уровень свинца, самого плотного из обычных элементов и принадлежащего к периоду выше. В этом единственном известном на Земле процессе естественной трансмутации атомов можно видеть отражение некого общего, длящегося эры, процесса земной эволюции или совершенствования.


Таким образом, человек своим расщеплением атома урана совершает за долю секунды то, что сама Природа сделала бы за несколько миллионов лет. Но что еще серьезнее с точки зрения такой эволюции - это накопление человеком в одном месте в больших количествах этого страшного материала, и сотворение им, для своих разрушительных целей, нескольких новых элементов - нептуний (93), плутоний (94), америций (95) и кюрий (96) - даже более плотных чем те, которые Земля с таким усилием поднимает к жизни.


Вряд ли, наверное, откалывание последнего электрона с последней орбиты атома урана можно сравнивать с постоянной сменой электронов на второй орбите, составляющей часть процесса, которым Солнце освобождает свою энергию. Хотя, вероятно, это может быть серьезно само по себе, как, например, если бы какой-то невидимый спутник Плутона вылетел из Солнечной Системы. Производимой же, однако, за счет этого энергии и температуры достаточно, чтобы служить пусковым механизмом для водородной бомбы, которая воспроизводит выработку самой солнечной энергии. Можно ли человеку в неперерожденном состоянии удерживать в руках такую божественную энергию или создавать такую адскую материю без гибельных последствий - это, возможно, главная загадка нашего времени.


***

Когда мы стараемся найти какую-то единую модель в таблице элементов в ее обычном виде, у нас создается впечатление некого невероятно тонкого, но скрытого порядка. Когда же мы пытаемся раскрыть этот порядок, он от нас ускользает. Все оказывается не таким простым, как кажется поначалу.


В первом периоде стоит лишь один водород. Это уникальный элемент, который соединяется с половиной всех остальных, но равных себе явно не имеет. Как солнечная энергия, он не сравним ни с чем.


Два следующих периода имеют каждый по восемь элементов, и мы вспоминаем об октавном устройстве, которое, как мы заключили при рассмотрении планет, должно пронизывать все творение. В третьем периоде есть ключ. Последовательность атомных весов от неона (20) до аргона (40) точно противоположна последовательности вибраций в нисходящей октаве - с одним дополнительным элементом, фосфором, заполняющим полутон между ми и фа.


Итак, первые три периода располагаются следующим образом:


до си ля соль фа - ми ре

1 ____________________ 1 H____________________ 

2 3 4 5 6 7 8 9

He Li Be B C N O F

4 7 9 11 12 14 16 19

10 11 12 13 14 15 16 17

Ne Na Mg Al Si P S Cl

20 23 24 27 28 31 32 35 1/2


В четвертом периоде мы снова обнаруживаем почти точное октавное отношение атомных весов между инертными газами аргоном (40) и криптоном (84). Однако здесь появляется намного больше элементов для промежуточных нот. Нас начинает смущать то множество редких элементов, которые были открыты в прошлом веке, и без знания которых человек прекрасно обходился много тысяч лет. Может ли, задаем мы себе вопрос, титаний или ванадий, существующие только в глубоких рудных залежах, иметь на самом деле такое же значение для Земли как, например, аргон, составляющий 1% всей атмосферы?


И при размышлении об этом нам приходит в голову, что в некоторых случаях ноты наших главных октав сами разделены на меньшие октавы, и что эти редкие элементы составляют не полные ноты, но лишь ноты внутренних октав, а для образования полной ноты необходимы три или семь из них вместе. Действуя по этому принципу, мы легко находим ноты четвертого периода.


В этой точке темнота рассеивается и все начинает проясняться. Эти семь периодов элементов, то есть категорий атомов, выделенных в соответствии с количеством атомных оболочек, сами по себе составляют нисходящую октаву. Вся таблица образует октаву, умноженную на октаву, или октаву в квадрате. Физический состав Земли оказывается единой гаммой, самые ноты которой образуют меньшие гармонии. Вся атомная стуктура нашего мира как будто построена из застывшей и безмолвной музыки.


Затем, в пятом периоде, мы достигаем ноты ми этой нисходящей октавы периодов. И здесь мы обнаруживаем тенденцию у этой октавы в свою очередь к некому утомлению и остановке. Запущенный со всей огромной творящей силой солнечной энергии, атомный вес элементов пятикратно увеличивается во втором периоде и удваивается в третьем. В четвертом периоде, чтобы достичь необходимого удвоения, нужна уже помощь нескольких внутренних октав, а в пятой, даже при этом толчке, скорость роста сильно падает. Атомный вес ксенона всего лишь 131 против 84 у криптона. Мы достигли полутона или интервала между ми и фа.


И теперь, в шестом периоде, появляется очень любопытное явление. Мы неожиданно наталкиваемся на группу из четырнадцати редкоземельных металлов, открытых в девятнадцатом веке, главная характерная черта которых состоит в том, что их практически невозможно оторвать друг от друга. Они образуют как бы крепко сбитую группу, которую можно разделить на составные части только очень сложным методом фракционной кристаллизации. И они явно образуют не внутренние октавы, но еще более внутреннюю октаву внутри одной ноты внутренней октавы. Сама их многочисленность преодолевает растущую инерцию нисходящей шкалы, а миновав их мы находим, к нашему удивлению, что нисхождение вновь приобрело свою почти прежнюю скорость. Дойдя до ноты соль, мы находим серебро и золото разделенными почти целой октавой, с атомным весом соответственно 108 и 197. Импульс нисходящей октавы все еще отстает от полного удвоения плотности - но очень не намного.


Эта роль редкоземельных металлов в преодолении падения октавы в полутоне помогает объяснить нам космический метод прохождения этого общего момента сопротивления. Для перехода реки вброд генерал разворачивает свою бригаду в массу отдельных солдат, - и точно так же в подобном случае природа разбивается на множество. Как четырнадцать редкоземельных металлов служат для того, чтобы перейти один полутон в таблице элементов, точно так же пояс астероидов заполняет планетарный полутон между Марсом и Юпитером. И кроме того, множественность органической жизни преодолевает интервал между Солнцем и голым шаром Земли, который без этого не мог бы усваивать солнечное излучение.


Завершив построение таким способом таблицы элементов, мы видим, что, как мы и ожидали, она образует октаву в квадрате. Все пространство первой горизонтальной октавы или периода занимает элемент водород, имеющий особое родство с Солнцем и его огромными возможностями. В собрании элементов водород символизирует дух. Сама жизнь зависит от точно определенной концентрации в органической жидкости ионов водорода.


Второй период, с нашей точки зрения, особо отмечен углеродом, азотом и кислородом, которые в соединении с водородом создают бесконечное разнообразие органического мира. Известно более четверти миллиона таких соединений. Они представляют собой проводник жизни.


Третий период вводит натрий и хлор, которые в качестве соли являются основой органического напряжения и формы. Он добавляет также два светящихся металла и взаимодополняющие минералы, фосфор и серу, которые необходимы для существования нервной системы со всем, что под ней подразумевается.


В четвертом периоде начинаются тяжелые минералы и металлы, а именно калий, кальций, железо и медь, играющие большую роль в составе крови и хлорофилла, а также в поддержании ее циркуляции. В мельчайших количествах эти два последних регулируют усвоение воздуха и процесс дыхания.


Тяжелые металлы пятого периода не усваиваются жизнью; только иод в этом ряду действует как некий род балласта в движении человеческого тела. Мы можем поэтому добавить, кстати, что все материи человеческого организма охватываются двумя октавами от углерода до меди, за исключением водорода, как активизирующего принципа вверху, и иода, как противовеса внизу. Позже мы к этому вернемся.


Элементы шестого периода , то есть ниже интервала ми-фа, кажется, не участвуют в органической жизни. Золото, платина и ртуть, например, ценятся за саму их невосприимчивость к химическому действию и неспособность к тому разжижению и впитываемости, которые необходимы для усвоения живым организмом.


И наконец, элементы седьмого периода вообще не имеют места в Природе. Как говорилось ранее, они принадлежат земным недрам и удалены от солнечного влияния и всех его воздействий. В их полной неспособности к изменению и участию в процессах жизни проявляется родство с теми условиями, которые мы видим на поверхности Луны.


Из всех характерных свойств различных периодов выделяется интересное свойство галогенов - водорода, фтора, хлора, брома и иода. Они представляют границы между различными состояниями материи. Мы видели, что водород находится на границе между материей в электронном и материей с молекулярном состоянии. Точно так же фтор стоит на границе между материей в молекулярном и материей в клеточном состоянии - и имеет удивительное свойство растворения последней в первую. Далее, хлор стоит на рубеже между клеточным и минеральным состояниями материи - и по своему действию в составе соли имеет такую же способность переводить низшее состояние в высшее. Так же и бром отмечает грань между минеральным и металлическим состоянием материи, тогда как элемент 85, если бы мы знали, что это такое, стоял бы между теми материями, которые могут и которые не могут появляться на поверхности Земли.


Таблица начинается с проводника духа и заканчивается безжизненной материей, начинается чистой энергией и кончается чистой инерцией, начинается с солнца и кончается луной. Между ними лежат периоды, соответствующие функциям земли - ключи соответственно к форме и движению, к нервным ощущениям, крови и дыханию, и двум неорганическим царствам. Эти формы между духом и материей, как мы видели ранее, находятся во владении планет. И мы можем в порядке пробы определить для каждой такой формы ее собственную планету. На данный момент мы можем считать это распределение не более чем удобными бирками. Они пригодятся нам позже.


Теперь же мы на самом деле начинаем улавливать ту общую шкалу всех материй и энергий во вселенной, которую мы искали. Потому что эта таблица атомного веса элементов, развиваясь вверх в область лучистой материи, продолжается там шкалой измерения количеств(квантов) энергии, переносимой такими свободными электронами. Тогда как внизу она продолжается различными молекулярными весами всех органических и неорганических веществ, составленных их этих элементов.


Таблица квантов лучистой энергии, таблица атомных весов элементов и таблица молекулярных весов соединений на самом деле образуют единую лестницу, которая тянется с небес в бездну, и на различных ступеньках которой можно найти каждое вещество, известное и неизвестное. С этой точки зрения все может быть рассмотрено как физическое и все как сопоставимое. Свободное движение электронов, достигающее земли от солнца, представляет высшую и наиболее разреженную из известных нам форм физической материи; чем бо'льшие колонии таких электронов заперты вместе землей, тем плотнее образующееся таким образом вещество, и тем ниже использующая его функция. Все - от света до свинца и от высших устремлений до выделений -измеримо


Скорости распространения


Различные науки человечества имеют дело с разными материями и движениями. Например, геология ведает материей камней, металлов, пигментов. Психология занимается материей мысли, эмоции и инстинкта. Об искусстве можно сказать, что оно имеет дело с материями, изучаемыми геологией, которые подверглись движениям, изучаемым психологией.


С другой стороны, физика изучает общее движение света, звука и тепла. Но также религия и астрономия с разных точек зрения изучают первое, музыка и акустика - второе, диететика и метеорология - третье.


Поэтому различные человеческие науки постоянно сталкиваются с одними и теми же явлениями, но подходят к ним с разных точек зрения, дают им совершенно разные названия. Результатом является то, что хорошо образованный человек, овладевший целым рядом названий вещей, данных им религией, наукой, искусством, поэзией, модой, политикой, обнаруживает себя в мире настолько сложном, что постоянно теряется в нем. Потому что все, с чем он сталкивается, имеет по крайней мере дюжину различных названий, в зависимости от того, относится ли он к этому как верующий, как ученый, художник, поэт, светский человек или политик.


Возможно ли на самом деле расположить все материи и движения не в соответствии с частной человеческой точкой зрения, с которой он подходит к ним в каждый данный момент, но по их собственной, внутренне присущей им энергии, так сказать, по их объективной плотности? Можем ли мы в действительности вообразить некую современную Лестницу Якова, "с основанием на земле и вершиной достигающую небес", которая легко распознавалась бы в условиях обычной жизни?


Для этой цели система атомных номеров является слишком специальной. Нам нужно найти метод измерения, пользоваться которым мог бы любой человек. Такой простой метод измерения и сравнения различных уровней энергии и тех состояний материи, из которых они происходят, действительно существует. Это метод, основанный на их скорости распространения.


Предельная скорость, известная человеку в его нынешнем состоянии, - это скорость распространения света - 300 000 километров в секунду. Вторая максимальная скорость, значение которой еще до конца не изучено, это скорость распространения звука или воздуха - приблизительно 330 метров в секунду, или около одной миллионной скорости света.


Давайте составим таблицу скоростей распространения, начиная от скорости света до скорости звука и далее ниже, отделяя каждую категорию от другой коэффициентом в сто раз. Такая таблица примет следующую форму:


Категория I {300 000 километров в секунду

Категория II {3000 километров в секунду

Категория III {30 километров в секунду

Категория IV {300 метров в секунду или 1000 километров в час 3 метра в секунду, или 10 километров в час

Категория V {3 сантиметра в секунду, или 100 метров в час

Категория VI {1 метр в час, или 10 километров в год

Категория VII {1 сантиметр в час, или 100 метров в год

Категория VIII {1 метр в год, или 100 метров за век

Категория IX {1 сантиметр в год, или 1 метр за век 

Категория X {1 сантиметр за век


Затем, чтобы сделать эту таблицу теоретически полной, установим еще одну категорию для движений в сто раз быстрее света, то есть между 300 000 километров в секунду и 2 световыми годами в неделю, которую мы назовем Категорией 0; и еще одну для скоростей между 2 световыми годами в неделю и 1 световым годом в час, которую мы назовем Категорией 00. Естественно, ни одна из этих двух категорий не соотносится ни с одним явлением из известных ныне человеку.


Таким способом мы получили таблицу двенадцати категорий, которая включает все постижимые скорости распространения и изменения, самая быстрая из которых в миллион миллионов миллионов раз больше самой медленной.


Теперь давайте посмотрим, каковы характерные свойства этих различных категорий.


Категории 0 и 00, выше скорости света, если они вообще к чему-нибудь относятся, должны представлять явления, которые мы можем назвать сверх-солнечными. Только энергии, имеющие такую природу, могут устанавливать связь между Землей и другими частями Млечного Пути в рамках одной человеческой жизни, а для установления связи с ближайшей внегалактической туманностью даже на самой высокой скорости Категории 00 потребовался бы срок всей человеческой жизни.


В Категории I мы находим свет, исходящий либо от Солнца, либо от массы звезд (галактик), от отражателей солнца (планет), или накопленного запаса солнечной энергии (уголь, масло). Такая энергия, характерная для Солнца, не ограничивается пределами Солнечной Системы, но, судя по тому, что мы воспринимаем удаленные галактики, может проходить через всю вселенную без ограничений. В этой же категории находится движение отдельных электронов - 30 000 километров в секунду, а скорость некоторых электронов, выстреливающихся из взорвавшихся атомов, приближается к скорости света. Это постоянное разрушение атомов, которое является природой Солнца, имеет своим результатом свободное электронное движение того вида и скорости, которую мы называем светом.


В Категории II (3000 - 30 километров в секунду) мы находим движение, характерное для Солнечной Системы как целого, и для связи между ее частями. Солнечный магнетизм, измеряемый по задержке между изменением солнечного пятна и воздействием этого на атмосферу Земли, распространяется, по-видимому, со скоростью около 500 километров в секунду. Скорость движения Солнечной Системы внутри Млечного Пути по приблизительным оценкам - около 250 километров в секунду.


В категорию III (30 километров - 300 метров в секунду) мы можем поместить движения, характерные для планет и спутников, взятых по отдельности. В верхней части этой категории будет движение Земли вокруг Солнца (28 километров в секунду), а в нижней движение Луны вокруг Земли (330 метров в секунду), которое отмечает начало Категории IV и движений, уже определенно ограниченных сферой Земли. Таким образом, Категории с I до III относятся к движениям, являющимся сверхзвуковыми, и в каком-то смысле небесными, а Категории с IV по X - к движениям дозвуковым и определенно земным. Сам человек выстреливает пули и ракеты в Категорию III, и он, возможно, прав, чувствуя, что возможность межпланетного сообщения связана в основном именно с преодолением звукового барьера.


К Категории IV (3 - 300 метров в секунду) принадлежит движение Земли на своей оси, которое у экватора составляет приблизительно 250 метров в секунду. Сюда также относятся скорости вращения других меньших планет, и скорости твердых тел, падающих на землю сквозь воздух или планетную атмосферу. Относительно самого человека стоит заметить, что скорость распространения корковых нервных импульсов, или того, что мы можем с полным основанием назвать скоростью мысли (120 метров в секунду), также попадает в рамки этой категории, и поэтому его функция регистрации восприятий имеет особое родство с планетой, на которой он живет, со всеми ее ограничениями.


В Категории V (3 сантиметра - 3 метра в секунду) мы находим скорости, которые кажутся присущими органическим телам или животным. Человек легко ходит со скоростью 1 метр в секунду, которая является также и скоростью движения потока крови в его сосудах. Он не способен своими собственными усилиями передвигать свое тело со скоростью намного быстрее этой категории, хотя интересно, что с овладением такими молекулярными силами как расширяющийся пар или взрывающийся газ, он получил возможность с помощью искусственных средств охватить весь диапазон Категории IV, а в последнее время, с значением, которого он еще не понимает, даже проникать в Категорию III.


Категория VI (1 - 100 метров в час) включает внешнее движение червей и мелких насекомых, и внутреннее движение пищи под действием перистальтики кишечника.


Категория VII (1 сантиметр - 1 метр в час) включает такие явления жидкостей, как приливы и отливы, осмотическое проникновение жидкостей сквозь стенки клеток. При этом знаменательно, что скорость движения ледников или перемещения льда, то есть скорость на переходной точке между жидкими и твердыми явлениями (100 метров в год), точно отмечает границу между этой категорией и нижней.


Категория VIII (1- 100 метров в год) включает все явления роста растений, причем максимальная скорость роста из всех известных растений- у некоторых видов тропического бамбука - очень близка к верхней границе категории (30 сантиметров в день). Рост водорослей в стоячей воде и другие явления клеточного размножения попадают в эти же рамки.


В категории IX (1 сантиметр - 1 метр в год) мы находим рост или приращение костяных, роговых веществ и дерева - рост волос (15 сантиметров в год), прибавление годовых колец у деревьев (1 -3 сантиметра в год), срастание костной ткани.


Наконец, Категория X (1 сантиметр - 1 метр за век) представляет выветривание, отложение осадочных пород, химическое изменение камней и металлов, - самую низкую скорость из всех обычно заметных для человека.


Ниже всего этого, на неизвестном расстоянии, мы должны расположить условия Абсолютного Нуля, теоретически равного -273 градусам по Цельсию, когда молекулярное движение полностью прекращается и материя достигает абсолюта неподвижности, значение которого мы не можем даже вообразить.


Если мы теперь постараемся одним словом описать природу явлений, находящихся в каждой категории, мы получим нечто подобное следующему списку:


Категория 00: Сверх-Галактические.

Категория 0: Галактические.

Категория I: Солнечные или световые.

Категория II:  Планетные или магнетические.

Категория III:

Категория IV: Атмосферные или нервные.

Категория V: Животные или теплокровные.

Категория VI: Позвоночные или мышечные.

Категория VII: Беспозвоночные или жидкие.

Категория VIII: Растительные или клеточные.

Категория IX: Костные или наносные.

Категория X: Минеральные или кристаллические.


Прозвучит ли это слишком сильно, если сказать, что физическое тело, которым человек обычно наделен, тянется от Категории X до Категории IV, и что ему нужно вырастить душу Категорий II и III, которая связала бы его с божественным духом, который принадлежит Категории I? Может быть.


В любом случае, скорость распространения дала нам объективную основу для измерения явлений, приведшую нас к некой классификации, замечательно похожей на те, что мы получили с помощью совершенно других методов и доказательств.


Тройственное творение органической химии


Теперь нам нужно рассмотреть, как взаимодействуют элементы, обеспечивая необходимым материалом все формы, в которых может появляться на земле жизнь. Основываясь на нашем изучении взаимодействия Солнца, планет и Земли, мы можем, в принципе, ожидать, что активная сила будет соединяться с пассивной силой в присутствии некого третьего элемента или катализатора. Это именно то, что происходит в химии живой материи.


В общем смысле можно сказать, что водород и электро-позитивные элементы вертикальных нот до, си, ля стремятся соединяться с электро-негативными элементами нот ре, ми, интервал, фа, в присутствии воздуха, а иногда с дополнительными требованиями тепла, давления, электричества или какой-то другой необходимой формы энергии. То есть наиболее активные элементы в верхней части периодов стремятся соединиться с наиболее пассивными элементами на самом нижнем конце периодов. В большинстве случаев такие соединения возможны лишь в присутствии атмосферного азота, то есть катализатора или третьей силы. Этот принцип, что известная нам химия жизни протекает в воздушной среде, настолько очевиден, что его значение остается совершенно незамеченным. И в этой связи мы видим в нашей таблице, что азот и сопутствующие ему элементы играют особую роль в заполнении вертикального интервала между ми и фа. Они составляют третью, или нейтрализующую силу элементов.


Таким образом, в широком смысле мы можем взять металлы как активную, металлоиды как пассивную, а воздух или азот как нейтрализующую. Эта триада творения, работу которой мы старались понять в природе Солнечной Системы, находит свою уменьшенную, но точную копию в мире химии. И если мы ограничиваем свое любопытство органической химией, мы находим, что (с повсеместным прониканием водорода) эти три творческих фактора совершенно явно и просто представлены тремя элементами. Углерод - активный, азот - нейтрализующий и кислород - пассивный.


Нужно лишь помнить, что эти роли зависят не от внутренней природы этих элементов, а от их отношения к высшим и низшим элементам. Так, в соединении с водородом углерод станет нейтрализующим, а азот пассивным; тогда как в другом соединении кислород, например, будет стоять между водородом и азотом, и играть для них роль посредника.


Если же брать их одних, то углерод может быть принят как всегда активная сила, азот всегда нейтрализующая, а кислород всегда пассивная. Кроме того, мы можем предположить, что в мире элементов существуют те же шесть возможных соединений этих трех сил, и шесть производных от этого процессов, аналогичных тем, которые в небесном мире управляют такими огромными смыслами как рост, разрушение, совершенствование, болезнь, обновление и перерождение.


Однако в данный момент нас интересует другое. Мы теперь попытаемся понять, как атомы простых элеметов, представляющих сырой материал воздуха и земли, материи в молекулярном и материи в минеральном состояниях, постепенно выстраиваются в сложные формы клеточной жизни.


Ранее, при рассмотрении космосов вообще, мы установили, что один уровень космоса существует на шкале одной молекулы, а следующий, высший для него, на шкале одной клетки. Давайте теперь попытаемся выяснить, через какие ступени и стадии это бесконечное количество меньших космосов выстраивается в сложную и самодостаточную структуру большего. Какой микроскопической каменной кладкой из этих молекул строится живая материя?


Вначале атомы запираются вместе по одному, по два, по три, по шесть и целыми десятками, создавая молекулы различных соединений. Два атома водорода (с атомным весом 2) и один атом кислорода (16) соединяются для образования молекулы воды, которая таким образом получает молекулярный вес 18. Молекулы простых органических соединений - как эфир, молоко, клетчатка, морфий, и так далее - являются сложными сетями или цепями, образованными атомами водорода, углерода, кислорода и азота, иногда дополнительно скрепленными серой и фосфором. Эти органические соединения, насущно необходимые для органической жизни, но о которых нельзя сказать, какие они сами - органические или живые, в большинстве своем имеют молекулярный вес, варьирующийся от шестнадцати (метан) до плюс-минус тысячи.


Далее, если чистые элементы, как мы видели, гармонично укладываются в семь октав в соответствии со своим атомным весом, то можно ожидать, что и эти органические соединения будут укладываться подобным же образом в соответсвии со своим молекулярным весом. Так и оказывается на самом деле. Отдельные ноты - до ре ми фа соль ля си до - издаваемые атомами различных элементов, отзываются во множестве октав органических соединений, воспроизводящих то же звучание в более сложной форме. Азот с атомным весом 14 отдается эхом тремя октавами ниже в виде гистамина белых кровяных телец (111), пятью октавами ниже - витамином К зеленых листьев (450), и шестью октавами ниже - хлорофиллом (907). Эти вещества в общем имеют одну задачу - играя особую, хотя и невидимую роль - формировать в соединеннии с воздухом, кровью, жизненным соком среду для жизни на различных шкалах. Тогда как в том же ряду нисходящих октав, представляющих молекулярный вес, издают свои особые характерные ноты другие, еще более обширные классы знакомых нам соединений.


Это лишь набросок общей шкалы плотностей всех органических соединений; эта тема будет продолжена и развита, когда мы подойдем к действию шести процессов в человеческом теле, и тех химических веществ, через которые они оказывают свое воздействие.36.


36. Смотрите Приложение VII, "Таблица органических соединений", и Главу 12, III


Теперь же мы должны обратить внимание на ряд веществ, составляющих одну из этих нот, - аминокислоты, поскольку они действуют как некий особый мостик между этими молекулярными соединениями и протеинами, которые в свою очередь служат связующим звеном с жизнью в клеточной форме. Аминокислоты обладают любопытной двойственной природой, будучи наполовину кислотами, наполовину щелочами, и способны, таким образом, соединяться в сложные цепи, когда кислотная сторона одной сцепляется с щелочной стороной другой, и так далее. Существует около двадцати пяти различных аминокислот - кирпичей органической жизни, - которые соединяются различными способами, образуя почти бесконечное множество разнообразных структур.


Когда эти структуры достигают определенного уровня сложности, мы оказываемся среди природных протеинов, и на целую ступень ближе к известной нам жизни. Являются ли сами протеины живыми? Трудно сказать. В том смысле, в каком дом может быть живым, а кирпич не может, да. Но в том смысле, в каком может быть живым растение на стене дома, а дом не может, нет. Однако, учитывая их работу в сотне различных жизненных процессов - в переваривании пищи, в способствовании росту, в обеспечении возможности воспроизводства, - нельзя не подумать о том, что дойдя до протеинов, мы уже незаметно для себя перешли какую-то неизвестную грань между живым и не-живым.


Для образования даже самой простой молекулы протеина необходимо, чтобы несколько сот единиц аминокислот соединились в определенную форму, называемую циклол. При том, что молекулярный вес большей части аминокислот - около 130, любой простейший протеин - тот же альбумин яичного белка - имеет молекулярный вес около 34 000. В самом деле, молекулярный вес многих, если не большинства протеинов кратен 17 000, или вернее, 16 384, что точно на семь октав отстоит от основной группы аминокислот, и на десять октав от основного элемента - кислорода. Мы явно следуем вполне определенной линии развития, по тому лезвию ножа между кислотой и щелочью, на котором выстроено все царство органической жизни.


До сих пор мы говорили так, как будто эти молекулярные структуры построены снизу вверх. Но как мы знаем, на самом деле они являются творениями космоса выше молекулы, то есть клетки. Клетка в невероятно короткое время производит все протеины и другие соединения, в которых она нуждается, соединения, которые, если они вообще могут быть воспроизведены человеком, потребовали бы огромного усилия и терпения. "Химики работают терпеливо", говорит доктор Дж.А.В. Батлер. " Шаг за шагом они преобразуют соединения, используя мощные химикалии, тепло, а иногда электричество, для того чтобы добиться нужных изменений. Могут потребоваться целые месяцы, чтобы в сложном ряде реакций получить соединение, которое одна клетка может создать за несколько минут или часов." (Перевод А.Г.) 37.


37. "Man is a Microcosm", стр. 22. На самом деле это очень понятно, потому что если клетка работает с клеточным временем, то химик работает с человеческим временем, которое, как мы видели ранее, приблизительно в 5000 раз медленнее. Десять минут клетки эквивалентны одному месяцу человека, и потому примерно одинаково то количество работы, которое может быть сделано и делается ими за эти два периода.


Что является переходным звеном от молекулы протеина к самой клетке - структуре, столь характерной для органической формы, и каков самый низший организм, с которым мы связываем свойство "жизни"?


Внутри клетки существуют мельчайшие частички, называемые генами, каждый их которых неким таинственным образом несет в себе образ одного из качеств большего организма, частью которого эта клетка является. Один ген составлен не более чем из десяти молекул протеина - это проект на молекулярной шкале одной из характеристик полного клеточного организма. Сто или более генов составляют 1секцию0, десять или более секций составляют хромосому. Хромосомы в количестве от десяти до ста, ядро, и другие меньшие элементы, слишком многочисленные для перечисления, - все это, соединенное вместе в одном мешке или коже из клетчатки, образует клетку.


Мы хотели установить отношение между космосом простой молекулы и космосом клетки. Теперь мы видим, что между этими двумя "соседними" космосами протянута целая лестница промежуточных организмов. Более того, изображая эту лестницу, и располагая рядом с ней приблизительные коэффиценты умножения веса от одной ступеньки к другой, мы обнаруживаем ряд, очень сильно напоминающий восходящую октаву:


до Атом водорода Х 10

ре Молекула простой смеси (напр. воды) X 10

ми Молекула аминокислоты Х 1000

Жизнь - 

фа Молекула протеина Х 10

соль Ген Х 100

ля Секция хромосомы Х 10

си Хромосома Х 50

до Клетка


Теперь становится понятно, почему дойдя до молекулы протеина, мы получили некий намек, если не доказательство, какого -то великого перехода. Неожиданно большой коэффициент умножения между молекулой аминокислоты и молекулой протеина в действительности означает тот естественный интервал между нотами ми и фа, который на другой шкале мы видели заполненным всем царством органической жизни на Земле. Ниже этой точки ноты нашей октавы явно относятся к молекулярному миру. Выше нее они уже неотъемлемо принадлежат клеточному.


В этом интервале, заполняя брешь между двумя мирами, вошло нечто невидимое и неощутимое. Этот фактор мы называем - в нашем узком человеческом понимании этого слова - жизнью.


8 Луна

 

Луна как противовес


Луна - дитя Земли. В науке и мифах эта идея была известна и в той или иной форме выражена на самой заре истории. Теория девятнадцатого века о том, что луна представляет собой обломок, который в результате какого-то космического катаклизма был оторван от неоформившейся еще земли, - это лишь повторение новым языком греческой легенды о рождении Селены Теей.


Но греческая легенда наводит на размышления в гораздо большей степени, так как она идет дальше, добавляя, что Селена, то есть Луна, была дочерью Теи, то есть Земли, и Гипериона, то есть Солнца; что она была возлюбленной Пана, то есть мира Природы, но увлеклась Эндимионом, то есть Человечеством, который был погружен Зевсом в бесконечный сон. Здесь есть указания на многие действующие лица, которые делают наши чисто геологические объяснения удивительно плоскими и неубедительными.


Однако сперва нужно прояснить общую картину. Источник жизни, ядро, вокруг которого вращается различное количество спутников, каждый из которых представляет определенную функцию целого,- такой представляется основная схема вселенной. Таково Солнце со своими планетами, планеты с их спутниками, атомные ядра с электронами. Мы видим также аналогию в человеческой жизни, где отец таким же образом поддерживает своих семейных "спутников", работодатель своих рабочих, учитель своих учеников. Вероятно, можно пойти дальше и предположить, что в самом человеческом теле различные органы и их функции подобным же образом "вращаются" вокруг сердца, от которого зависит сама их связь и единство.


Таким образом, на каждой шкале уровень развития в каком-то смысле определяется мерой ответственности. Один человек своей работой может содержать двух иждивенцев, другой - двести; ядро атома углерода несет на себе шесть электронов, ядро атома меди - 29. Земля поддерживает один спутник, Юпитер - одиннадцать. Такие спутники можно представить себе в самом разном виде - как ветви, как учеников, как иждивенцев, или даже как функции их собственных "солнц". При изучении Солнечной Системы и планет становится ясно, что каждое из этих сравнений содержит определенный элемент истины. В любом случае этот космический механизм, по-видимому, подразумевает в каком-то смысле определенную "ответственность" Солнца за свои планеты и их "службу" Солнцу; а также переход энергии или знания от Солнца к спутникам, и общее для них стремление приобрести такую энергию и в конце концов соперничать со своим светилом.


Однако Земля по отношению к своему спутнику несет такую ответственность, которая в Солнечной Системе кажется уникальной. Она имеет только один спутник, но размер его по сравнению с размером родительницы таков, что даже Солнце не несет на своих плечах такой тяжести. Общая масса всех планет в Солнечной Системе составляет лишь одну 800-ую долю массы самого Солнца. Масса же Луны составляет не менее одной 80-ой массы Земли. Следовательно, Земля несет вес, относительно в 10 раз больший, чем несет Солнце.


Конечно, это приводит к относительно более близкому расположению этого веса к его носителю. И важность расстояния станет яснее, если попробовать удерживать двухфунтовый вес недалеко от себя, на вытянутой руке, или на конце шестифутового шеста. Земля же, фактически, подобна человеку, размахивающему двухфутовым весом, закрепленным на конце 30-футовой веревки. Даже в самых благоприятных условиях такая работа напрягала бы все силы человека до предела.


И в самом деле для любой планеты расстояние, на котором Земля поддерживает свой спутник, исключительно велико. Орбита Луны удалена от Земли на расстояние, которое не менее чем в 30 раз больше земного диаметра. Только Сатурн поддерживает главный спутник относительно на таком же расстоянии, но этот спутник, Иафет, в сравнении с Луной совершенно незначителен. С определенной точки зрения мы можем сказать, что Земля является наиболее тяжело нагруженной планетой в Солнечной Системе. Условия на ней менее свободны, чем на всех других планетах.


Действие этой ноши на Землю подобно действию противовеса на маятнике часов, балласта на корабле, или огромного веса ведущих колес локомотива. Везде, где энергия мотора передается какому-либо механизму, необходим некий род противовеса, для того чтобы сглаживать и сдерживать движущую силу и удерживать все целое от уноса в сторону. Мы уже видели, как в человеческом теле, построенном, в своем обычном виде, из ограниченного ряда элементов, самый плотный нижний элемент йод необходим для того, чтобы уравновешивать верхний активизирующий принцип водород. В нашем примере из человеческой жизни ответственность за ребенка действует как вес или регулятор различных побуждений и желаний родителей, обуздывая их центробежные импульсы и помогая им преодолевать моменты инерции и утомления. Точно так же луна действует на землю как регулятор, уравновешивая и сдерживая солнечную энергию.


Это воздействие лучше всего известно по влиянию луны на морские приливы и отливы. Она оттягивает на себя огромные жидкие массы океанов так, как будто накладывает тормоз на быстрое вращение Земли. Ее истинное воздействие, как отмечал аббат Моро, состоит в том, чтобы немного уменьшать вес объектов, находящихся непосредственно под ней. Облегченный на одну тысячную свой массы, океан под действием прямого притяжения Луны поднимается на один ярд. Все множество приливных явлений происходит от этого.


Что, однако, было упущено из виду в последенее время - это то, что не только океаны, но вообще все жидкости подвержены этому притяжению. Луна оказывает такое же приливное воздействие на жидкости в составе органической материи, как и на свободные жидкости. На самом деле это воздействие даже намного сильнее, потому что мельчайшие капилляры, по которым движутся органические жидкости, разбивают их на массы настолько маленькие, что они подчиняются больше молекулярным, чем механическим законам, и поэтому бесконечно более чувствительны, чем известные нам огромные объемы жидкостей.


На этой молекулярной шкале притягивающее или поднимающее влияние луны очень заметно и, конечно, именно оно является основой многих народных преданий, таких, как вера в то, что рост растений происходит ночью, и особенно в лунные ночи. В частности, луна заметно оказывает это влияние на половые жидкости. Шведский ученый Сванте Аррениус статистически показал, что период человеческой яйцеклетки составляет 27,3 дня, за которые Луна совершает свой сидерический оборот в небе (а не тот, немного больший, период смены ее фаз). В последенее время тщательным наблюдением установлено, что такую же длительность имеют половые ритмы у раков, червей палоло, устриц, гребешков и морских ежей, с соответствующими изменениями в их мясистости. Наибольшее содержание воды в дынях, кабачках и саргассовых водорослях совпадает с полнолунием, как и наибольшие уловы на промыслах в Западной Англии и в Милфордской Гавани. 1380.


38. Svante Arrenius, H. Munro Fox, Miss Simens, Madame E. Kolisko, Messers. Savage and Hodgson, C.P. Rickford и другие авторитетные ученые, которых цитирует Robert Eisler в книге "The Royal Art of Astrology", стр. 138-145. С другой стороны, кубинские краснодеревческие предприятия в своих договорах имеют пункт, гарантирующий, что бревно будет срублено в момент минимальной влажности и максимальной твердости.


Нужно отметить, что большинство этих примеров касаются организмов с исключительно высоким содержанием воды. Но поскольку вся Природа в своей сущности влажная, то влияние на нее Луны отличается только в степени. Там, где есть жидкость, есть и влияние Луны. Мир Природы, порожденный Солнцем, построенный на Земле, и облеченный в форму планетами, наделяется движением Луной.


В этом смысле Луна занимает свое естественное место среди небесных тел в их иерархии влияния на материи Земли. Мы уже видели, что Солнце, можно сказать, управляет или влияет на материю в электронном или лучистом состоянии, планеты управляют или влияют на материю в молекулярном или газообразном состоянии, и что Земля - силой, известной как гравитация - управляет или влияет на материю в минеральном или твердом состоянии. Поэтому влияние Луны - наполовину малой планеты, наполовину земного спутника - естественно воздействует на материю в состоянии между молекулярным и минеральным - то есть, на материю в жидком состоянии. 


И поскольку человеческий организм на 72 % состоит из воды, то в точно такой же пропорции его движения и напряжения принадлежат не собственно ему, а представляют собой не зависящий от него результат притяжения огромного противовеса Земли. Другими словами, можно сказать, что Луна, уравновешивая притяжение Земли, держит все органические жидкости во взвешенном состоянии. Без ее поддержки все влажные организмы были бы просто раздавлены, сплющены под воздействием земного притяжения. Если человек стоит прямо, с поднятым вертикально земле столбом крови и лимфы - это только благодаря Луне. Если он поднимает свою руку - это только благодаря Луне, позволяющей ему преодолеть силу тяжести, так же как одна гирька часов позволяет подниматься другой гирьке.


Однако, эти две большие системы телесных жидкостей - кровь и лимфа - имеют одно основное различие. Кровяная система имеет встроенный насос, сердце, которое поддерживает кровь в постоянной циркуляции независимо от земного и лунного притяжений. Силу этому сердцу дает Солнце. Лимфатическая система не имеет такого насоса. Сама по себе она является неподвижной системой, поддерживаемой во взвешенном состоянии только Луной и связанной с другими системами только осмосом. Однако для того, чтобы очищать организм и избавляться от ядов, она должна циркулировать. И эта циркуляция становится возможной только за счет постоянного движения всех частей тела, которые действуют как многочисленные сосудистые насосы на всех участках ее сети.


Таким образом, поддерживаемая луной лимфа требует движения. И если за достаточно долгий период времени никакого движения не происходит, накопление ядов вызывает раздражение мышц, которое становится невыносимым. Это раздражение облегчается движением, возобновляющим движение лимфы. Таким образом, мы можем сказать, что Луна производит движение в человеке, хочет он этого или нет.


Двигаться он должен, но у него есть выбор - будет это движение обдуманным, намеренным и полезным для его целей или же непроизвольным, бесцельным и непродуктивным.


Мы уже сказали, что Солнце управляет жизненной силой, источником жизни в человеке; планеты управляют различными его функциями. Мы можем сказать, что его жизнь принадлежит солнцу, его тип или сущность планетам. Поэтому когда движение человека служит для того, чтобы защищать или поддерживать жизнь, или же когда оно является естественным выражением той или иной функции, тогда оно - если и не вполне намеренно - по крайней мере полезно. Движение такого рода - это законное и продуктивное движение, представляющее собой результат соединения лунного и солнечного или лунного и планетного влияний. В чловеческих жизнях, заполненных движениями физического труда, искусства и ремесел, спорта и танцев требование Луны к движению используется с прибылью. Зуд лимфы удовлетворяется, принося такому человеку выгоду или удовольствие.


Но к сожалению, совсем не так в наше время обстоит дело у огромного числа ленивых людей, ведущих сидячий образ жизни. Их жизни почти не содержат намеренного движения, они заполнены одним лишь ненамеренным движением, бесцельным движением, движением, находящимся полностью под властью Луны.


Лишь человек, начавший изучать себя, поймет, какое огромное место в человеческой жизни занимает такое бессмысленное движение. К этой категории принадлежат не только все очевидные виды суетливости, неугомонности, механических жестов рук и ладоней, изменений поз тела, поглаживания лица и подбородка, постукивания пальцами или ступнями, но также механическая игра лицевых нервов, которая во многих людях беспрерывно производит улыбки, нахмуривания и гримасы всех видов, без какой-либо стоящей за этим эмоции. О многих людях, которые не занимаются намеренными усилиями, использующими двигательную энергию нормальным и правильным образом, можно сказать, что они в буквальном смысле никогда не знают покоя.


Может быть, в это трудно поверить. Однако чтобы доказать, что это буквальный факт, достаточно простого эксперимента, состоящего в том, чтобы попробовать оставаться совершенно неподвижным в любом положении, даже самом удобном, в течение пяти минут. Почти вся жизнь городских жителей, и в бодрствующем состоянии и во сне, занята непроизвольным, незамечаемым и совершенно бесцельным движением. Это именно то, что означает быть под властью Луны. Потому что мужчина или женщина, чей физический механизм находился в непроизвольном движении, скажем, двенадцать часов подряд, будут так истощены, что у них не останется никакой энергии на то, что им хотелось бы и нравилось делать с точки зрения их истинной природы.


Таким образом, мы получаем странную ситуацию, что Луна управляет тем, что не имеет сознательной цели в человеке, тем, что случается, механичностью. И если нам возразят, что власть над механичностью вовсе не власть, это только подтверждает тот странный факт, что механичность всегда остается невидимой для человека, управляемого ею, - и чем больше ее власть над ним, тем более невидимой она остается.


Это связано с тем, что очень большая часть непроизвольного и бессмысленного движения принимает форму привычки, то есть неких жестов, действий или реакций, первоначально выполненных для какой -либо цели, хорошей или плохой, но которые начинают повторяться ad infinitum, после того как первоначальная цель уже давно забыта и обстоятельства изменились. Лимфа зудит и тело облегчает себя, двигаясь так, как однажды этому научилось. И можно сказать, что действию привычек отдана очень большая часть человеческой жизни; и что все это находится под влиянием Луны.


Характерная привычка, распространяясь постепено на все стороны жизни человека, со временем становится его главной слабостью. Например, человек склонен, с одной стороны, к застенчивости, а с другой имеет наклонность к скрупулезному выполнению небольших дел. Еще мальчиком он приобретает привычку больше стремиться закончить то, что он делает, чем встретиться с другими людьми. Постепенно это начинает казаться ему правильным и неизбежным - заканчивать даже самые будничные дела до того, как пойти на условленную встречу. А еще позднее, даже если нет дела, которое задержало бы его встречу с людьми, он придумывает его сам. И в конце концов происходит так, что - вполне буквально - он никогда ни с кем не встречается.


Такая главная слабость может испортить человеку всю жизнь, доставлять ему бесконечные страдания, мешать завершению всего, что он предпринимает. И самое любопытное, что для самого человека эта слабость может остаться совершенно неизвестной и невидимой. Потому что ему каждый случай будет казаться отдельным и неизбежным, и ему никогда не придет в голову, что он мог действовать как-то по-другому.


Главная слабость, таким образом, построена на привычке, привычка на непроизвольном действии, непроизвольне действие на бессмысленном движении. И первичная причина этой последовательности - это внешне невинное влияние Луны на жидкую материю. И именно поэтому путь сознательного развития иногда описывается как "избавление от власти Луны".


Вся "лунатичность" главной слабости состоит прежде всего в ее механичности, в автоматической природе ее проявления. Если однажды ее увидеть, то ее природа изменится. А с привнесением сознания и контроля появляется возможность использовать свою черту намеренно для достижения определенной цели. Когда это происходит, "главная слабость" может трансформироваться в "главную силу", "особую способность", которой этот человек отличается от других и на основе которой он один может достигать цели и быть полезным.


В той степени, в какой человек является жидкостью, он делает то, что диктует ему луна. Его и в самом деле можно было бы назвать лунатиком, если бы в нем не было других, более разреженных материй и энергий, которые не зависят от этого влияния. Потому что так же, как свет не подвержен гравитации, так и функции разума и эмоции, работающие с энергиями, более электрическими по своей природе, чем жидкими, не испытывают необходимости в следовании за потоком луны. В той степени, в какой центр тяжести жизни человека лежит в них, он независим от луны. В той степени, в какой он кровь и лимфа, он - ее создание. Селена, как говорилось в греческой легенде, влюблена в Эндимиона, но в отличие от Пана он принадлежит ей лишь отчасти. И если он сбросит с себя чары сна, которыми окутал его Зевс, и станет сознательным, он освободится от нее полностью.


Луна как магнит


Теперь наше внимание привлекает совершенно другая функция Луны. Мы видели, что вес и удаленность Луны имеет огромное значение для Земли. Но некоторые удивительные факты, касающиеся этого веса и расстояния, можно объяснить только предположив у Луны такое же близкое родство с Солнцем.


Хорошо известно, что во время полных солнечных затмений диск луны 1точно0 закрывает диск солнца, затемняя всю его поверхность и оставляя видимой лишь окружающую его огненную корону. Действительно, это настолько хорошо известно, что никто не считает это чем-то из ряда вон выходящим. Но если бы луна была на несколько сот миль больше или меньше в диаметре, или на несколько тысяч миль ближе или дальше, то такого точного совпадения не произошло бы. Из всего огромного диапазона размеров и расстояний, возможного, казалось бы, для спутников, выбрана была именно эта особенная точка. Ясно, что это соединение размера и расстояния должно иметь особое значение, и представлять некий центр в каком-то поле невидимой силы.


Другими словами, если представить,что испускаемый Солнцем луч света сходится в одной точке и фокусируется на центре Земли, то Луна расположена как раз так, чтобы разрывать этот луч в определенных повторяющихся обстоятельствах, которые мы называем затмениями. В терминах нашей электрической аналогии Солнечной Системы как ряда трансформаторов это означало бы,что функция Луны состоит в том, чтобы изменять постоянное влияние Солнца в некий прерывистый ток. Этот принцип подобен тому, который применяется в электрическом звонке, где магнит и пружина использованы для того, чтобы проводить и прерывать один постоянный ток, и при помощи якоря или язычка, который притягивается ими поочередно, производить механическую вибрацию, слышимую нами как звук.


Любопытствуя дальше, мы находим, что последовательность таких затмений или разрывов солнечного тока вполне регулярна, и повторяется с периодом, продолжающимся 18 лет и 11 дней, который древние называли Сарос. За этот период в разных частях света можно наблюдать 28 полных солнечных затмений. Таким образом, механизм Луны, по-видимому, устроен так, чтобы прерывать солнечное излучение с частотой около 120 циклов за 80 лет, которые, как мы вычислили, являются моментом восприятия Солнца. Если взять 80 лет во времени Солнца соответствующими одной тридцатой доле секунды во времени человека, 139,0 то это будет эквивалентно частоте четырех килогерц.


39. Смотрите Главу 2, III, "Времена Вселенной".


Укрепляет нас в этом взгляде на луну как на прерывательный механизм для солнечного света еще один малозамеченный факт. Если принять во внимание движение Земли, то скорость обращения Луны вокруг последней за 27,3 дня оказывается точно совпадающей со скоростью вращения Солнца на его собственной оси за 25,3 дня. Является ли этот привод какой-то невидимой механикой или следствием фото-электрического влияния, но действие его таково, как если бы Солнце вращало Луну на ее орбите наподобие двух шестерен одного диаметра, которые всегда противостоят друг другу и встречаются друг с другом одними и теми же гранями. Невозможно поверить, чтобы такое совпадение скоростей было случайным, можно только предположить, что хотя Луна отнесена к полю Земли, она при этом является частью некого солнечного механизма для производства требующегося переменного тока.


В сравнении с прерывательной частотой Луны (4 килогерц), излучения Солнца несомненно имеют намного более высокую частоту. Действие луны, следовательно, состоит в том, чтобы призводить импульсы высокочастотного тока. По обычной теории электричества, это создавало бы переменный ток в любой примыкающей цепи, настроенной на частоту, с которой эти импульсы приходят. Именно такой цепью можно считать Землю.


Если предположить, что наш анализ правилен, то каково назначение или воздействие созданного высокочастотного тока в поле Земли? Вся полнота значения этого процесса находится далеко за пределами нашего понимания. Но есть одно особое воздействие, связанное с высокочастотными токами, которое с нашей точки зрения наводит на размышления. Это явление, известное электротехникам как "скин-эффект". Если постоянный низкочастотный ток проходит через провод, он движется одинаково через все его сечение, как вода в трубе. Но чем выше частота, тем ток все ближе держится к поверхности провода, а на скоростных радио-частотах он переносится почти полностью по поверхности. Точно так же вода, выливаясь из простреленной бочки, стремится течь по краям отверстия, оставляя в центре вихрь воздуха.


Таким образом, одним из следствий созданного луной высокочастотного воздействия могло бы быть то, что оно заставляло бы трансформированную солнечную энергию протекать по 1поверх1ности0 Земли во времени, то есть протекать по той части Земли, которая покрыта миром Природы или органической жизнью. Более того, думаем ли мы об этом явлении с точки зрения электричества как о "скин-эффекте", либо с точки зрения механики как о центробежном стремлении воды в простреленной трубе, целью этого воздействия будет создание наружного притяжения, подъемного эффекта на поверхности нашего проводника.


Начав с совершенно другой точки зрения, мы снова пришли к тому же самому пониманию луны как силы, поддерживающей органическую жизнь, того, что держит живые творения поднятыми перпендикулярно поверхности земли. Как невидимый кукловод, она держит шнурки, которыми куклы приводятся в движение. Она является, как мы видели раньше, огромным 1магнитом0 Природы, оказывающим на нее в три раза большее магнитное влияние, чем все планеты вместе взятые.


Перед тем как перейти к дальнейшему, нам было бы полезно рассмотреть вопрос о магнетизме вообще и, в частности, удивительную неспособность этой научной отрасли идти наравне со всем остальным научным прогрессом.


Современная наука о магнетизме началась в шестнадцатом веке, и была систематизирована в 1600 году Вильямом Гилбертом, который брал Землю как великий или первоначальный магнит и изучал все меньшие магниты как "terellas" или миниатюрные земли. Чтобы подчеркнуть живое свойство магнетизма, он озаглавил свою книгу "Новая физиология". В самом деле, все ранние исследователи рассматривали магнетизм как универсальный принцип, принцип космического притяжения и отталкивания, который был связан на каждой шкале с явлениями отливов и приливов. В 1766 году Месмер опубликовал в Вене диссертацию, в которой утверждал, что "существует взаимное влияние между Небесными Телами, Землей и Живыми Телами", осуществляющееся посредством "универсально распространенной и непрерывной жидкости… имеющей ни с чем несравнимую разреженную природу." "Свойство живого тела, которое подчиняет его влиянию небесных тел и принуждает к взаимодействию с окружающей средой" он назвал "животным магнетизмом".


Пятьюдесятью годами позже Фарадей открыл, что проходящий через провод электрический ток создает магнитное поле силы, то есть электро-магнетизм. И приблизительно в то же время он был открыт и как молекулярное явление, зависящее от сглаживания или одинаковой поляризации всех атомов данного металла.


С этого времени исключительно лишь две формы магнетизма - земной и металлический - занимали внимание исследователей, а два других его аспекта, ранее открытых, - планетный магнетизм и животный магнетизм - были отвергнуты и полностью игнорировались.


Теперь мы можем настаивать на пересмотре и планетного, и животного магнетизма как одинаковых явлений, прежде всего на основе самого открытия Фарадея. Потому что, как мы видели ранее, следы планет во времени могут на самом деле рассматриваться как "провода", заряженные током, индуктированным от Солнца, и поэтому окруженные магнитными полями, как Земля. К тому же, как мы знаем из физиологии животных, "провода" нервов переносят электрические импульсы и должны также вырабатывать магнитные поля, как большие, так и маленькие.


Отказ от животного и планетного магнетизма можно объяснить лишь тенденцией - основанной на недостатках научного метода - отказываться от того, что не может быть измерено механическими инструментами. Например, явление личного притяжения и личного отталкивания между различными типами и противоположными полами является тем, что каждый отдельный человек ежедневно наблюдает и измеряет для себя: возможно, это наиболее точно известная ему вещь во всем его опыте. Это прямое восприятие животного магнетизма. Каждый раз, когда два человека встречаются взглядами, они могут чувствовать и наблюдать замыкание некой магнитной цепи. Однако по той причине, что ни один известный инструмент не может измерить эту цепь или степень этого притяжения или отталкивания, все это молчаливо игнорируется. По той же причине был проигнорирован планетный магнетизм. В ближайшем будущем можно ожидать новых научных исследований обоих этих "забытых явлений".


А пока мы будем продолжать рассматривать и животный и планетный магнетизм как подчиняющиеся тем же законам, что и земной и металлический магнетизм, несмотря на то, что они остаются неизмеряемыми.


Итак, Луна - это большой магнит всей Природы. Она поддерживает миллионы отдельных магнитных полей, которые приводят в движение все отдельные живые тела на Земле и которые отличают их от мертвых. Каждый живой организм, наделенный жизнью Солнцем, составляет такое отдельное и кратковременное магнитное поле. Можно в самом деле сказать, что в дополнение к своему физическому телу он имеет магнитное тело. И эти магнитные тела созданы и находятся под влиянием магнитного действия Луны, хотя и получили форму и разнообразие от меньшего и вечно-изменяющегося магнетизма планет.


Что касается человека, это магнитное поле или магнитное тело имеет много интересных аспектов. Именно магнитным полем было то, что при изучении Кильнером и Багналлом через экраны цианиновой краски выявлялось как некий род ауры, расходящейся на два или три дюйма во все стороны от физического тела. Как следовало бы ожидать, оно имеет особое родство в телесными жидкостями, особенно с артериальной кровью, которая - из-за высокого процента содержания железа - является как бы проводником магнетизма. Поэтому магнитное поле сильнее у полнокровных людей, и слабее у худых и анемичных. Оно, таким образом, близко связано с состоянием здоровья, как всего тела в целом, так и отдельных частей.


Именно этим магнитным телом человек чувствует физическое состояние других, и сразу ощущает симпатию к одному и раздражение от другого. Оно является также органом "сочувствия", то есть понимания или "общего чувствования" страдания, недомогания или здоровья другого человека, хотя не следует смешивать эту способность с эмоциональным пониманием, которое намного быстрее и гораздо проницательнее.


Близкая связь магнитного поля с потоком крови делает его важным фактором в лечении. Помимо того, что каждый человек усилием внимания может сконцентрировать его в желаемом месте, некоторые люди имеют природную способность "сглаживать" или поляризовать магнитные поля других. Когда эта сила является подлинной, мы видим "целителей верой" или "психических целителей". В некоторых местах, где долгое время была сконцентрирована очень большая магнитная сила, например, в некоторых центрах паломничества, такое "разглаживание" магнитного тела может быть проведено не лично кем-то, а произойти само собой, сопровождаясь чувством какого-то особого прилива сил, а с наиболее восприимчивыми людьми возможны даже физические "чудеса". В других случаях воздействие на магнитные тела других может принимать форму месмеризма или гипнотизма.


Обычно магнитное тело является текучим или туманным, облекающим все физическое тело, или, возможно, более сконцентрированным около сердца. Направленное внимание имеет способность фокусировать его, и этим усиливать приток крови к определенному месту. Но существует возможность, что какой-нибудь страшный шок или эмоциональное насилие, особенно в момент смерти, может "заморозить" его навсегда, или почти навсегда, в данной форме. В этом случае оно может сохранять свою форму даже после разрушения вырастившего его живого тела. Это именно та возможность, на которой основаны все истории о духах, призраках, "явлениях", и легенда о независимом существовании доппельгангера - духа-двойника у живого человека.


Вообще, относительно как аномальных, так и нормальных явлений, связанных с магнитным телом, самое главное для нас - это помнить, что магнитное тело является чисто механическим явлением. Все связанное с магнитным телом, и вообще, все подверженное влиянию луны, не имеет ничего общего с психическим развитием или с сознанием.


Луна как отпрыск земли


Одним из главных характерных свойств луны, как было отмечено ранее, является то, что на ней никогда ничего не происходит. Современные телескопы придвинули человеческое зрение к луне настолько же близко, насколько ракеты, оснащенные фотокамерами, отодвинули его от Земли. Другими словами, человек может теперь изучать Землю и Луну с одинакового расстояния. На самом деле, освещенная ослепительным, не рассеиваемым атмосферой солнечным сиянием, поверхность Луны просматривается так же ясно, как земной ландшафт с борта трансконтинентального самолета.


Но изучая ее целый год подряд, наблюдатель открывает, с зарождающимся чувством ужаса, что там никогда ничего не меняется. Те же самые зубчатые ряды гор, ослепительно белые на фоне смоляно-черных теней, те же самые двадцатимильные кратеры, как навечно замороженные всплески в кувшине молока, а между ними те же самые пустыни вулканического пепла, то нагревающиеся под вертикальными лучами солнца до температуры кипящей воды, то остывающие при переходе в тень до 80 ниже нуля по Цельсию - все это одно и то же сегодня, завтра, во времена Цезаря и через тысячу лет.


Там не только ничего не растет, но не существует ни времен года, ни ветров, ни даже инея или льда. Один лишь беззвучный столб пыли от упавшего метеорита, только ослепительный день и черная как смоль ночь, окаменевшая от холода открытого космоса - это вся амплитуда перемен. Довольно странно, но самый точный отчет, который мог бы быть сделан об условиях на луне, можно найти в некоторых средневековых описаниях ада. Потому что только они передают идею вечного огня, вечного холода, невозможности улучшения. Мы так привыкли к постоянной изменчивости и скоротечности мира Природы, что нам почти невозможно постичь в обычных понятиях мир, где время не приносит изменения.


Все это присуще миру, в котором недостает самых первых октав материй, которые мы обсуждали в предыдущей главе. Если попытаться изобразить таблицу лунных элементов, она, возможно, начиналась бы ниже кислорода, где главные материи органической жизни заканчиваются. Во всяком случае, такие материи могли бы появляться там только "заключенными в тюрьму" формы металлов или минеральных солей.


Единственный вид изменения, который, кажется, происходит на Луне, и который, возможно, является там первым приготовлением к жизни через бесчисленное количество эпох, - это тенденция пыли, поднятой падающими метеоритами и сыплющимися камнями, продвигаться в сторону какого-то одного региона, где она, по-видимому, наполняет мертвые кратеры и создает, неизмеримо медленно, огромную равнину пыльных наносов.40.


40. Fred Hoyle, "The Nature of Universe", стр.11. Фактически это является началом приливов; масса лунной пыли начинает притягиваться Землей, так же как масса земной воды притягивается Луной.


Ранее мы рассмотрели связь вращения с отделением материй в различные состояния, которое может привести к появлению атмосферы и органической жизни. Луна не вращается, и она представляет собой, как мы предположили бы о теле, где еще не была создана разделяющая сила, твердую и однородную массу материи в минеральном состоянии.


Существует ли у Луны возможность приобрести вращение, и таким образом, со временем, вырабатывать воздух и жизнь? Растет ли она на самом деле? При ответе на этот вопрос мы должны учесть четыре факта. В настоящее время луна находится от своего родителя на расстоянии 30-ти его диаметров. Она не вращается. Меркурий находится на расстоянии 42 диаметров своего родителя, Солнца. Он не вращается. 141.0


41. Так называемое вращение Меркурия _3один раз в течение всего обращения его вокруг Солнца, является, конечно, простым сохранением постоянного отношения к последнему. Это заимствованное движение, вовсе не являющееся вращением в смысле независимого планетного движения. Венера находится на расстоянии 77 диаметров от своего родителя Солнца, и она уже начала вращаться. Все следущие далее планеты вращаются, и как правило, чем дальше планеты, тем быстрее они вращаются. И кроме того, Луна определенно, как, возможно, и планеты, медленно удаляется от своего светила.


Поэтому кажется чрезвычайно возможным, что планета или спутник, вырастающая первоначально из тела его родителя, приобретает силу вращения и, следовательно, независимой собственной жизни, только когда она вышла из-под родительской опеки, то есть отошла на некое определенное расстояние от своего источника. Это расстояние, по всей вероятности, должно быть от пятидесяти до семидесяти раз больше диаметра этой планеты. При таком расчете Луна, прежде чем сможет начать вращаться и вырабатывать жизнь, должна будет отойти от Земли в два раза дальше, чем она находится сейчас. Она фактически находится на полпути между зачатием и рождением как независимая планета.


Если это ребенок Земли, то какого возраста? В поисках человеческой аналогии мы должны пойти назад, за пределы детства, младенчества и даже рождения. Это дитя не только еще не родилось, но плод еще даже не начал двигаться. Он как эмбрион или форма будущего мира, который еще не имеет ни собственной жизни, ни движения.


Для наблюдателя, который привык видеть живые человеческие существа с их непрекращающейся сменой движений и настроений, с их безостановочной игрой выражений, настроений, поз и так далее, и который каким-то образом получил возможность увидеть неподвижный утробный плод в материнском лоне, - этот зародыш будет выглядеть безжизненным и неизменным. Он сказал бы, что с ним ничего не происходит, и у него нет никаких возможностей, - оттого, что, хотя скорость изменений его внутренней сущности намного быстрее, чем у знакомых ему мужчин и женщин, она была бы совершенно лишена наружного изменения личности, которое он ассоциирует с внутренними изменениями. Именно такой может быть стадия развития спутника Земли.


Но если это так, то как же питается луна? Такой эмбрион до своего рождения как независимый организм всем своим существованием зависит от приобщенности к потоку крови своей матери. Необходимое для его роста питание он получает от нее. Голый шар луны еще не способен трансформировать прямой солнечный свет. До тех пор, пока он не приобретет собственную атмосферу и жизнь, он должен получать эту энергию от Земли уже переваренной.


Мы уже отметили различные влияния Луны на Землю. Каково ответное влияние Земли на Луну? Что переходит от родителя к плоду? И вновь то явление, которые мы различным образом описывали как притяжение луны, ее подъемное или сосущее действие, создание ею центробежного тока за пределы Земли, поможет нам ответить на этот вопрос. Поскольку все они являются лишь различными описаниями некоторого течения от Земли к Луне, подобного течению крови от матери к еще не родившемуся ребенку.


Луна поднимает или всасывает все органическое творение с поверхности Земли. Но сила ее притяжения на этом не останавливается. Есть основание предполагать, что, когда организмы умирают и их составные элементы возвращаются в общий земной запас, это притяжение уже неким образом считается законченым и магнитная цепь замкнутой. Когда кукольник отпускает свои куклы, они падают на сцену и становятся инертными кусочками картона и одежды. Что-то уходит от них обратно к нему. Это их движение, их иллюзия жизни, их кукольная душа.


Все наши выводы о роли Луны приводят нас к убеждению, что именно то электрическое напряжение, которое составляет разницу между живой и мертвой материей, создает ток, необходимый для существования Луны. Каждый живой организм, наделенный жизнью Солнцем, составляет отдельное и кратковременное магнитное поле. Когда он умирает и его способность трансформации солнечной жизненной силы у него отнимается, это магнитное напряжение освобождается. Это освобождение миллионов таких магнитных полей, больших и малых, ежечасно и ежеминутно на всей поверхности Земли должно производить огромный ток в примыкающем проводнике. Поскольку нет указаний, что эта энергия снова как-то используется на земле, - потому что следующее поколение живых существ всегда появляется от новой солнечной энергии, - мы должны предположить, что она куда-то отводится.


На самом деле этот магнитный ток, освобожденный смертью живых созданий, летит на нижний уровень ионосферы, который, как выяснилось в последнее время, находится под воздействием лунного магнетизма. 142.0


42. Sydney Chapman, "The Earth Magnetism", стр. 77.


Там он соединяется с общим магнитным током, связывающим Землю и Луну. Вычисления, сделанные на основе задержки между магнитными возмущениями на поверхности Солнца и их отражением в атмосфере Земли, показали, что магнитные влияния перемещаются со скоростью 400 миль в секунду. 43.


43. Там же, стр. 114-115. За десять минут то, что составляло разницу между живым и мертвым телом, улетает на Луну, которая поддерживала его в течение жизни.


Этот магнитный ток является жизненно важной для Луны связью, той пуповиной, которая соединяет ее с ее матерью Землей.


9 Мир природы


Ш е с т ь  ц а р с т в  п р и р о д ы


Многие данные позволяют предположить, что покрывающие Землю шесть царств Природы выполняют для нее ту же роль, что и различные ключевые органы тела. Такие органы, как поджелудочная или щитовидная железы, имея свое материальное воплощение в одном месте, выделяют гормоны, необходимые для всего организма в целом и проникающие во все его части. Так и минеральное царство, например, хотя его центр тяжести лежит в геологической сфере камней и почвенных отложений, проникает во все стороны природы и даже в человека, в крови и костях которого минеральные соли играют важную роль. Растительное царство, с его центром тяжести в растениях и деревьях, также существует в человеке в виде растительной жизни тканей и плоти. Но в них она преобладает, а в нем играет подчиненную роль.


Поэтому царства Природы не являются такими же отдельными классами созданий, как уровень какой-то одной формы жизни, или какой-то одной плотности. Отдельные существа различаются не столько принадлежностью тому или иному царству, но скорее количеством природных царств, которые в них содержатся, и от которых, следовательно, они зависят.


Таким образом, кусок камня принадлежит непосредственно и единственно минеральному царству. Роза, растущая на нем, принадлежит как минеральному, так и растительному царствам; тогда как гусеница, которая ест эту розу, принадлежит к ним обоим и, дополнительно, к царству беспозвоночных животных. Собака - минеральная по своему костному строению, растительная по своей соединительной ткани, червеобразная по своей пищеварительной системе, но, помимо всего этого, позвоночная по наличию спинного хребта и подчиненной ему нервной системы, позволяющей двигаться, чувствовать, координировать восприятия и логические действия, что невозможно для беспозвоночных.


Поскольку одна из главных причин мучения и замешательства человека состоит в том, что он обычно считает все эти различные стороны самого себя одинаково человеческими и одинаково личными, нам было бы полезно выяснить их разницу более детально.


В самом общем смысле, различные царства Природы расположены на земном шаре так, как естественно расположились бы все материи, предоставленные самим себе, - наиболее плотные внизу, а наиболее разреженные вверху. Самое нижнее царство - это царство металлов, которое, по-видимому, имеет свой центр тяжести в барисфере. Это тяжелая оболочка, 1700 миль толщиной, покрывающая ту неизвестную центральную сердцевину Земли, которая не передает вибраций и, как кажется, является более "мертвой" и плотной, чем что-либо существующее на поверхности Земли. Из того, как барисфера реагирует на волны землетрясений, был сделан вывод, что ее самые нижние уровни могут состоять из железа или никеля, ставших чрезвычайно жесткими из-за сильного давления, и что эта жесткость постепенно уменьшается по мере приближения к поверхности. Это царство металлов.


Над барисферой существует более тонкая оболочка камней и минералов, известная как литосфера. Эта оболочка составляет лишь 50 миль в толщину и содержит, главным образом, базальт, гранит и другие стекловидные вулканические камни. Эти камни являются кристаллическими формами кремнезема, железа, титана и магния, и поскольку они образуются путем окисления или сгорания этих металлов, мы можем представить их себе как бы питающимися этими последними. Они образуют царство минералов.


Это царство включает в себя в своих самых верхних слоях почву земной поверхности, которая, в свою очередь, покрыта тонкой зеленой пленкой царства растений, питающихся минеральными солями. Здесь появляется два очень четких изменения. Царство растений является клеточным по строению, и оно чувствительно к свету. Клеточное по строению, оно наделено изменяющейся формой, совершенно отличной от неизменной кристалличекой формы минералов и металлов. Чувствительное к свету, оно способно с помощью механизма фотосинтеза, основанного на хлорофилле, преобразовывать солнечное излучение в энергию для собственного употребления. Таким образом, в отличие от низших царств, которые кажутся сравнительно аморфными и мертвыми, мир растений особенно подвержен формирующему влиянию планет и живительному влиянию Солнца.


Питающееся миром растений - гораздо более разреженное и чрезвычайно важное - царство беспозвоночных. Десять из двенадцати основных групп животных, включающие в себя бесчисленную армию червей и насекомых на суше, моллюсков и ракообразных в море, принадлежит к этому царству, которое насчитывает сотни тысяч или даже миллионы видов. Большинство беспозвоночных имеют способность к передвижению, и питаясь растениями, они оказывают им ответную услугу взрыхления и аэрации почвы.


Мы отметили, что барисфера в 300 раз толще, чем литосфера, и, очень приблизительно, эта литосфера в 300 раз толще царства растений. Это, по-видимому, является общим порядком отношения следующих друг за другом природных царств, потому что переходя к царству позвоночных, мы видим слой намного более редкий и тонкий. В зонах умеренного и тропического климата беспозвоночными населен каждый квадратный дюйм земной поверхности; позвоночным же для свободного передвижения требуются квадратные футы или даже акры.


В этой точке, кажется, снова появляется очень заметное изменение, такое же отчетливое, как и то, что отделяло растения от минералов. Потому что значение позвоночного столба и подчиненной ему нервной системы и мозга, хотя бы самых зачаточных, поистине огромно. Позвоночник содержит параллельные центростремительные и двигательные нервы, то есть систему передачи впечатлений из внешнего мира в некий центр, где они сортируются и откладываются, и где из этих отложенных впечатлений делаются определенные выводы, и откуда при помощи некой второй системы передается необходимая двигательная команда мышцам. Позвоночные, во всяком случае потенционально, имеют способность видеть и действовать. Они способны трансформировать для своих нужд не только солнечное излучение вообще, но и отдельные впечатления, созданные таким излучением. Они реагируют не только на яркость света, но на определенную частную модель света, звука и других вибраций, образованную, например, обликом человека, его запахом и скрипом его ботинок.


Наконец, мы подходим к царству человека, слою настолько разреженному и тонкому, что на одной квадратной миле земной поверхности можно найти в среднем лишь десять человеческих существ. Человек питается растениями, беспозвоночными и мясными частями позвоночных. Если спросят, чем же объективно человек отличается от других царств Природы, мы сначала затруднимся с ответом. Что есть такого в человеке, что не является металлическим, минеральным, растительным, и чего нет, по крайней мере потенциально, у животных?


Существует некоторые явные ловушки, которых нужно избегать при ответе на этот вопрос. Например, мы должны стараться не давать некоторым явлениям других названий только потому, что они принадлежат человеческому миру. Мы должны быть осторожны, называя "разумным приспособлением к окружению" человека то, что мы называем "самосохранением" у животных, "культурной памятью" человека то, что мы называем "стадным чувством" у животных, и так далее. Допустим, люди живут в городах; но так же пчелы и термиты. Человек передает знание от поколения к поколению; но так же, по-видимому, мигрирующие угри. Человек стоит на двух ногах; но так же и устрицы, а аисты даже на одной.


Устранив многие кажущиеся различия, обусловленные шкалой или точкой зрения, мы остались с очень кратким списком чисто человеческих качеств. Люди, например, готовят свою пищу, используют орудия труда, носят одежду, мыслят понятиями, находятся под влиянием некого чувства правильного и неправильного, могут развивать души.


Последняя идея требует многих объяснений, первая будет вкратце рассмотрена позже. Остальные четыре происходят из весьма особого чувства отношения, зарождающегося сознания самого себя в отношении к вселенной. Мы можем сказать, например, что использование орудий - это практическое выражение этого чувства, ношение одежды - эмоциональное или художественное выражение, мышление в понятиях - интеллектуальное, чувство правильного и неправильного - моральное. Не может быть никаких орудий там, где нет мастера, чувствующего свое отношение к неодушевленному материалу. Не может быть никакого понятия о правильном и неправильном, где нет человека, который чувствует свое отношение с другими живыми существами. Все эти свойства происходят от чувства, врожденного для человеческого рода, но очень смутного и спутанного в каждом отдельном человеке, - "Вот я, это другие создания, вокруг нас - вселенная."


Но на деле это ощущение для обычного человека - только возможность. Оно не является его ежедневной и ежечасной реальностью. Человек очень горд, пользуясь всем тем, чего первопроходцы человечества с трудом достигли за тысячи лет и сделали для него доступным. И он часто верит, что раз он пользуется плодами их труда, то он разделяет с ними и их восприятие и их состояние сознания. Он должен быть очень искренним с самим собой, чтобы понять, что огромную часть своей жизни он лишь муравей в своей организации, бобер в своем строительстве, обезьяна, наряженная в одежду, попугай, повторяющий слова.


Собственно человеческое остается в нем лишь потенциальным. Можно сказать, что, по-видимому, это какая-то высшая нервная система дает ему возможность быть сознательным в его собственном существовании и его отношении к окружающей вселенной. Человек может быть сознательным, и через сознание он может понимать. Только в этом он человек. Поэтому он является человеком больше по потенциальной возможности его организма, чем по настоящей его работе; так же как позвоночное является позвоночным только по потенциальной возможности логических действий в соответствии с впечатлениями. За исключением одного, все импульсы и ощущения, которые человек находит в себе, принадлежат низшим царствам Природы; его единственный человеческий признак - это возможность сознания, чувства одновременно и отделенности и единства со всем творением. Если он помнит это, то многое может стать для него яснее.


В самой последовательности царств Природы, кажется, заложено истинное назначение этого единственного человеческого качества. Потому что когда мы устанавливали функции Земли - металлы, минералы, растительная жизнь (без собственного тепла), беспозвоночная плоть (с собственным теплом), позвоночные и человек - мы, кажется, установили также и любопытную естественную прогрессию едящих и едомых, питающихся и служащих пищей.


Растения едят металлические соли, беспозвоночные едят минеральную материю, позвоночные едят все растения. Пища человека отличается от пищи других позвоночных тем, что она готовится на огне и горячая, тогда как их пища холодная и сырая. Таким образом, человек - по природе своей или по собственному изобретению - питается, можно сказать, теплой беспозвоночной плотью. Единственное известное существо, которое ест позвоночных целиком - полностью скелеты лошадей, слонов и ослов, с хребтами и костями - это Земля.


Если таким образом вся вселенная ест и съедается, то тогда - что ест человека? Очевидный ответ - нечто, еще более высшее, чем Земля. Существо, имеющее природу, следующую по высоте над Землей и планетами, - это Солнце. Человека должно есть Солнце.


Но мы знаем, что трупы людей, как всех позвоночных организмов, ест Земля, а как скопление минеральных солей - едят беспозвоночные, черви. Далее, мы выяснили, что как магнитные поля они идут в пищу Луне. Что же в таком случае означает, что человек мог бы быть пищей для Солнца? Это может относиться только к той части человека, которая отличает его от всех других позвоночных, то есть к его сознанию. Солнце питается сознанием людей. Позднее мы сможем лучше увидеть, что может означать этот загадочный принцип.


ПРИРОДА В ПРОСТРАНСТВЕ. ПРИРОДА В ГЕОЛОГИЧЕСКОМ ВРЕМЕНИ


Расстановка царств Природы, которая теперь представляется нашему взгляду, проясняет то, что ранее было определено не достаточно четко. Иногда мы брали Землю как один космос, а Мир Природы как другой, а иногда их вместе как образующие один космос. Неопределенность эта была неизбежна из-за удивительно двойственной роли Мира Природы в общей лестнице творения - с одной стороны, как составной части планеты Земля, а с другой - как отдельного механизма, имеющего собственное право на создание жизненных связей между разными частями Солнечной Системы.


Природа ("nature", буквально,- "то, что рождено") получает и трансформирует свет Солнца, создавая из него все богатство живых форм, которые после своего разрушения идут в пищу Земле своими телами и Луне своим магнетизмом. Природа в буквальном смысле сцепляет Солнце, Землю и Луну.


Но теперь, проанализировав различные царства природы, мы обнаруживаем, что Природа включает в себя всю Землю целиком. Ничто не остается вне Природы. Природа и Земля, таким образом, образуют одно существо, один космос; а все разнообразие известных нам живых форм составляет лишь высшие функции этого космоса. Природа может поэтому рассматриваться как эмоциональная, творческая или художественная сторона космоса Земли; так же как, когда мы говорим Моцарт или Бетховен, мы думаем не об их костях или мускулах, но об их творческой или художественной роли.


Поэтому в дальнейшем мы будем считать Землю и Природу одним космосом. Но при обращении к Природе мы будем особо иметь в виду этот художественный и поэтический аспект нашей планеты, который - без конца наряжая ее в новые одежды формы и цвета - постоянно окружает человечество своей аурой красоты и радости. Без такого понимания все наше научное знание о мире Природы может дать только мертвую и тоскливую картину.


Теперь, хотя эти различные царства Природы - металлическое, минеральное, растительное, беспозвоночное, позвоночное и человеческое - лежат одно на другом, как слои или пласты материи в естественном порядке уменьшающейся плотности, мы знаем, что на самом деле они не так резко разделены, но очень тонко проникают друг в друга.


Закон, управляющий их взаимопроникновением, больше всего известен как Броуновское движение мельчайших частиц. Например, пылинки в луче света, или частички краски в стакане воды не подчиняются каждая в отдельности тому, что мы называем законом гравитации, но, подталкиваемые бомбардировкой молекул, совершают причудливый и на вид бессмысленный танец в среде своего существования. Если же увидеть все поле в целом, то оказывается, что все частички расположились в совершенной градации от плотного к разреженному и распространение их по мере подъема к верхним слоям уменьшается в точной геометрической прогрессии.


Этот закон диффузии, которая хорошо видна, когда, например, мы наливаем молоко в стакан холодного кофе, на самом деле не ограничивается мелкими частицами. В казалось бы бессмысленном расположении майских мух на потолке вокруг лампы можно заметиь совершенную градацию плотности от света к темноте. Случайное освоение новых земель по желанию отдельных иммигрантов приводит к совершенной градации их расселения от центров коммуникации и богатства в сторону неосвоенных местностей. Фактически все заселение Земли человеком следует этому закону. Отдельные частички распространяются от более благоприятной среды к менее благоприятной по совершенной, геометрически уменьшающейся градации.


Точно таким же способом низшие царства Природы распространяются или проникают в высшие, а высшие в низшие. Мы можем даже представить весь Природный Мир как некий сосуд, в котором эти частички шести жидкостей, имеющих разный удельный вес, перемешаны в соответствии с этим законом. Эта идея становится яснее, когда мы видим, что эти различные природные царства имеют свои центры тяжести в различных периодах таблицы элементов. Потому что тогда сразу видно, что элементы каждого отдельного периода концентрируются в соответствующем им царстве, при этом распространяясь, как описывалось, немного вверх и вниз.


Мы можем предположить, например, что настоящее место необычных радиоактивных элементов 7 периода находится в инертной сердцевине Земли. Мельчайшие частички их, однако, распространяются до верхних слоев литосферы; хотя, как мы ранее заметили, их нет на поверхности Земли.


Центр тяжести плотных металлов и редких элементов 6 периода лежит, вероятно, в барисфере. Они тоже просачиваются вверх, появляясь в виде залежей, которые ближе к земной поверхности, чем радиоактивные элементы, хотя, как и они, не имеют естественного места на поверхности, кроме как в изобретениях человека.


Родство элементов периода 5 - с литосферой. Эти элементы все еще проникают, но уже реже, в верхние органические царства, за исключением йода, который существует в значительных количествах в море и морской жизни, и играет стабилизирующую роль даже в человеческом организме. Здесь, однако, мы начинаем замечать не только проникновение частиц нижних уровней вверх, но так же частиц верхних уровней вниз. Потому что мы находим в мире минералов железо, кремнезем и магний из высших периодов, и даже кислород в форме оксидов этих металлов.


В 4-ом периоде появляется калий и кальций, и те металлы, как железо и медь, соли которых образуют почву, среду существования царства растений, и являются ключевыми в структуре клетки, а также тканей и системы сокообразования, характерных для растительной жизни. Это царство также отмечено нисходящим прониканием углерода, азота и кислорода.


Центр тяжести царства беспозвоночных лежит в периоде 3, где мы находим натрий и хлор соли, а также фосфор, необходимый для фосфоресцирования столь многих насекомых и морских беспозвоночных. Морская вода является основной средой беспозвоночных и именно в океанах содержится наибольшая концентрация соли и фосфора. Многие элементы этого периода просачиваются в малых количествах вверх, в организм человека.


Газы азот и кислород 2-го периода образуют воздух, который является средой существования царства позвоночных, и вместе с углеродом составляет основу их жизни как таковой. 144.0


44. Более детальный материал об этой последовательных связях можно найти в "Биосфере" ("La Biosphere") Г. Вернадского, и "Цикле выветривания"("The Cycle of Weathering") Б.Б.Полинова.


Наконец, мы приходим к выводу о некой особой связи потенциальных возможностей человека с водородом, заполняющим весь период 1. Само напряжение, жизненность и сознание человеческого существа зависит, как мы знаем, от концентрации ионов водорода в его крови. Водород, по-видимому, играет ту же роль по отношению к высшим функциям человека и его способности перевода солнечного излучения в высшие формы энергии, как он это делает по отношению к Земле. Поскольку именно ионосфера или сфера водорода, расположенная в шестидесяти милях над поверхностью Земли и далее выше - так называемые "небеса" древних, - получает и трансформирует электрическую энергию солнца в ее чистейшей форме.


Итак, мы обнаруживаем, что элементы каждого периода составляют как бы среду жизни для одного из царств Природы, в которой это царство существует и из которого оно берет материалы, присущие его структуре. Царство металлов в барисфере, царство минералов в литосфере, царство растений в почве, царство беспозвоночных в море, царство позвоночных в воздухе, и некое родство высшей природы человека с насыщенными солнцем верхними слоями атмосферы, - представляют, в общем смысле, примеры, иллюстрирующие этот принцип.


Мы должны помнить, однако, что природа никогда не содержит октавы в одном измерении. Каждое явление участвует в октавах, проходящих во всех измерениях. Строение таблицы элементов становится ясным, только если она рассматривается как октава в квадрате. Таким образом, хотя среда воздуха кажется характерной для горизонтального периода 2, она фактически включает в свой состав все инертные газы - гелий, неон, аргон, криптон и ксенон - вертикальной ноты до. Хотя среда океана кажется характерной для периода 3, она включает в себя какое-то количество всех галогенов - фтора, хлора, брома, и иода - вертикальной ноты ре. Хотя среда почвы кажется характерной для периода 4, она содержит все щелочи вертикальной ноты си. Так же для литосферы и барисферы.


Именно это умножение октавы на октаву создает ту невероятно тонкую восходящую и нисходящую диффузию, которую мы отмечали ранее. Оно объясняет те некоторые аномалии материй, обнаруживающихся в самых неожиданных местах, которые остались бы непостижимыми, если бы мы пытались понять их только на основе горизонтальных октав. Это значит, что каждое царство Природы пропитывает все другие, являясь главным источником какой-то одной формы жизни, существующей везде. Эта идея прямиком возвращает нас к исходной точке в начале главы.


Мы сказали, что каждое явление имеет свое место в октавах, принадлежащих всем измерениям. Если октаву можно возвести в квадрат, то ее можно возвести и в куб. Так что если октава царств Природы раскрывается перед нами идущей как вертикально, из центра Земли вверх к ионосфере, так и горизонтально, внутри каждого из ее слоев, то мы можем искать ее также и в измерении времени.


И мы на самом деле находим как раз такую октаву, протянувшуюся через эпохи геологического времени. В докембрийских камнях, имеющих древность в тысячу миллионов лет и более и начисто лишенных окаменелых форм жизни, мы видим след целиком минерального мира. В палеозйской эре, несмотря на первые эксперименты Природы с моллюсками и трилобитами, на Земле преобладали горячие влажные леса - те огромные массы растительной жизни, останки которой дошли до нас в виде угольных залежей. В мезозойскую эру поднялись и опустились океаны, а в них поднялись до господства беспозвоночные орды моллюсков, аммонитов и кораллов, бесконечных числом и гигантских по размерам. Третичный период - это период, в котором позвоночные млекопитающие, предшествуемые чудовищными динозаврами мезозойской эры, неожиданно развиваются в тысячу искусных и тонких форм. Тогда как четвертичный включает всю историю того особого эксперимента, результатом которого стал известный нам человек.


Каждая из великих геологических эр представляет доминирование того или иного природного царства, каждое из которых имеет свой период превосходства, за которым следуют периоды его полной подчиненности следующему творению. В каждой эре делаются первые грубые эксперименты, подготавливающие тип существа, которому мир будет принадлежать в следующем периоде. Одинокие трилобиты палеозойской эры предзнаменовали собой весь мир беспозвоночных мезозойской эры; неуклюжий диплодок мезозойской эры, обреченный в своем собственном времени, был предтечей стройного коня и тигра следующей эры; человекообразная обезъяна третичного периода предполагала современный мир людей.


Этот эксперимент будущих форм в более раннее время соответствует нисходящему прониканию верхних элементов, которое мы отметили ранее. Моллюск в эпоху древовидных папоротников - это как кремнезем из периода беспозвоночных, внедрившийся в царство минералов. И в обратном смысле, примитивные формы жизни, все еще существующие в эру человека, играют, как элемент йод в его теле, стабилизирующую роль в том высшем мире, в который они проникли.


Эта геологическая октава хорошо показывает и изменяющуюся длительность различных нот в соответствии с их плотностью. Точно так же, как барисфера является слоем в 1700 миль толщиной, литосфера - 50 миль, биосфера растений - только в несколько сот футов, а царство животных и человека - неизмеримо тонкой пленкой, так и эта последовательность геологических периодов обнаруживает логарифмическое уменьшение. Эра металлов и минералов длилась от формирования Земли до начала Кембрийского периода, вероятно, тысячу миллионов лет. Продолжительность палеозойской эры растительной жизни иногда оценивается как 300 миллионов лет, мезозойской - 140 миллионов, третичной - шестьдесят миллионов, а нашей текущей, четвертичной - два миллиона. 145.0


45. Richard. M. Field in "Van Nostrand's Scientific Encyclopedia".


Длительность нот восходящей октавы уменьшается от ноты к ноте, потому что их вибрации становятся все более сжатыми. Эти периоды становятся короче, потому что в них все больше умещается событий. "Человеческая жизнь изменилась за последние 50 лет больше," - писал Джеймс Джинс,- "чем жизнь рептилий за 50 миллионов лет в Юрский или Пермский периоды."(Перевод А.Г.) 46.


46. Sir James Jeans: "Through Space and Time", стр. 47. Это как раз и есть свойство тонкой энергии, когда больше происходит в меньшем пространстве и за меньшее время. Таким образом, как мы ранее сказали о жизни существ, относящихся к разным шкалам, все геологические эры на самом деле имеют одинаковую длительность.


Но возрастающее сжатие нот по мере их восхождения несет в себе и другое значение. Чем больше может произойти в какое-то время, тем оно становится ограниченнее, и тем более скупо отмеряется. Эра древовидных папоротников, по самой ограниченности их возможностей, длилась 300 миллионов лет, но подошла к концу точно в положенный срок. Сэр Джеймс Джинс, скорее всего, преувеличивает, говоря, что наша временная шкала ускорилась с тех пор в миллион раз. По крайней мере, надо надеяться, что он преувеличивает. Потому что это означало бы, что у человека есть только одна миллионная доля их времени, чтобы реализовать все свои возможности.


 

 




Для написания комментария к выбранному тексту - выделите текст и нажмите сочетание клавиш
Имя:
E-mail:
Коментарий к тексту
Текст коментария
Капча
Код проверки